19 Март 2011

Юридическая психология




Методичность и

последовательность проведения обыска, использование поисковых

средств должны оказывать на обыскиваемое лицо внушающее

воздействие о неизбежности достижения результата обыска.

Ведущий психический процесс при обыске — наблюдение —

преднамеренное и целенаправленное восприятие, обусловленное

задачами поиска, а мыслительная операция — сравнение. При

этом наблюдение приобретает определенную специфику — так

называемое соучаствующее наблюдение — включенное в логику

действий прячущего лица; анализ явлений проходит как бы

«изнутри», с точки зрения предполагаемых действий прячущего.

В целях обеспечения наивысшей направленности и

сосредоточенности сознания на поисковой деятельности

следователь должен:

1) не приступать к обыску в усталом или дискомфортном

состоянии;

2) не вступать в конфликт с обыскиваемым лицом, не

поддерживать с ним излишних контактов (если они не являются

тактическим приемом); все контакты осуществлять вежливо и

тактично;

3) устранить все отвлекающие факторы (ненужное

хождение и хлопотливость участников, посторонние раз

говоры и т. п.);

4) не спешить и не приступать к осмотру нового объекта до

полного обследования предыдущего, действовать строго

последовательно, в намеченной системе;

5) делать перерывы для отдыха при появлении при

знаков усталости.

180

Юридическая психология

При обыске следователь воспринимает обилие однотипных раздражителей.

Эти однообразные раздражители и монотонность поисковых действий

могут вызвать охранительное торможение. Поэтому следователю нужно чаще

менять виды деятельности, переходить от исследование одной группы

объектов к другой, от осмотра мелких предметов (писем, книг) к осмотру

крупных предметов (мебели). Особенно следует избегать непроизвольного

отвлечения внимания. Любой резкий и неожиданный раздражитель вызывает

сильную ориентировочную реакцию. (Так, громкий доклад участника обыска

о безрезультатности, поиска отвлек внимание следователя от объекта

обследования. После доклада он перешел к обследованию новой объекта,

предмет сокрытия, находившийся в предыдущем объекте, не был

обнаружен.)

При обыске следователь должен проявлять рефлексивность мышления

— учитывать возможные рассуждения и действия прячущего лица.

Так, при расследовании дела о крупных хищениях следователем были

тщательно изучены родственные связи и знакомства обвиняемых. На допросе

им был задан вопрос: где и у кого спрятаны деньги и ценности? Ответа на

вопрос не последовало. Тогда им предложили назвать всех своих

родственников и хороших знакомых. Обвиняемые не назвали некоторых

своих не только близких и хорошо знакомых лиц, но даже и родственников.

Обыск у неназванных допрошенными лиц дал положительные результаты

Здесь следователь проявил рефлексивность — поставил себя в положение

обвиняемого.

Преступники иногда учитывают даже установку следователя на трудный,

изобретательный поиск и оставляют искомую вещь почти на виду (прибегают к

квазимаскировке).

Однако страх изобличения в большинстве случаев вызывает

гиперболизацию действий прячущего по сокрытию, что и служит важнейшим

демаскирующим их признаком.

Предвидя возможность обыска, прячущее лицо в качестве мест сокрытия

часто избирает объекты, вызывающие отрицательные эмоции, — помойки,

выгребные ямы туалета, грязное белье, крайне загрязненные места и т. п. Ме-

стом сокрытия могут быть избраны объекты, обычно вызывающие определенное

этическое отношение (постель ребенка, больного, иконы, культовые

принадлежности и т.п.)

181

Раздел IV Психология предварительного следствия

В ряде случаев прячущий рассчитывает на отталкивающий

эмоциональный эффект мест сокрытия. В практике работы следователи

обнаруживали в качестве мест сокрытия электролампы, электророзетки,

патроны для электроламп, клетки диких животных, собачьи будки,

пчелиные ульи и т. п. В качестве места сокрытия избираются объекты,

непригодные для использования в качестве хранилищ (стены здания,

предметы обихода, мебель, дрова, кучи мусора и т. п.). Субъективно

моделируя «недоступность», прячущее лицо устраивает тайники за карти-

нами, зеркалами, батареями водяного отопления, унитазами, бачками с

водой, в колодцах, печных переходах и т. п.

В действиях по сокрытию проявляются характерно-логические

особенности прячущего. Так, недоверчивый и жадный человек стремится,

как правило, приблизить объекты сокрытия к месту постоянного своего

пребывания. Трусливый человек прячет вещи в более отдаленных местах,

осуществляет перестраховочные действия.

При обыске следует учитывать и профессиональные предметные

доминанты прячущего (книги — у научного работника, деревянные

предметы — у столяра, кирпичная стена — у каменщика, приусадебный

участок — у лица, постоянно работающего на нем, и т. п.