19 Март 2011

Юридическая психология




Поэтому косвенные, второстепенные

вопросы уместны и как средство маскировки подлинных устремлений

следователя.

Исходя из своей гиперзащитной позиции, подозреваемый ориентируется на

информацию о возможностях получения следователем изобличающих

доказательств. В связи с этим избирательно-психологическое воздействие

оказывает на подозреваемого демонстрация следователем возможности

криминалистической экспертизы. Отдельные факты, которые могут

укреплять запирательство подозреваемого, предпочтительно скрывать

(например, факт о гибели жертвы).

149

Раздел IV. Психология предварительного следствия

В ряде случаев допрос сочетается с другими следственными действиями

(проверка показаний на месте, следственный эксперимент, предъявление для

опознавания, очная ставка), результаты которых изобличают ложность

показаний подозреваемого, усиливают у него чувство необратимости

наказания.

Поспешное и неумелое предъявление доказательств снижает их

изобличительную направленность, позволяет противодействующему лицу дать

ложные объяснения. Следователь должен предъявить все то, что может

повысить изобличающую силу доказательств, предварительно нейтрализовав

возможные аргументы допрашиваемого лица, способные «опорочить» эти

доказательства. Сила предъявляемых доказательств психологически

повышается при объяснении логики их взаимосвязи.

При допросе нескольких подозреваемых по делам о групповых

преступлениях следователь использует психологические феномены

межличностного взаимодействия — различие интересов членов группы,

соперничество, антагонизм — все то, что нарушает согласованность групповых

позиций. Используется стремление отдельных членов группы преуменьшить

свою роль в совершенном преступлении.

В случае отказа подозреваемого от показаний (психологически наиболее

сложная ситуация допроса) следователь в благожелательном тоне разъясняет,

что подозреваемый упускает возможность самозащиты, раскрытия

смягчающих ответственность обстоятельств.

Предъявляя доказательства, изобличающие подозреваемого во лжи,

следователь максимально активизирует его эмоциональные переживания,

формирует у него чувство неизбежности установления истины и целесообраз-

ности чистосердечного раскаяния.

Подозреваемые нередко прибегают к ложному алиби. Однако детальный

допрос в этих случаях выявляет незнание подозреваемым обстоятельств,

относящихся к месту якобы его пребывания. (Так, подозреваемый утверждает:

«сидел дома, смотрел телевизор», «был в театре», но не в состоянии

ответить на вопрос следователя о названии и содержании увиденного.)

Детальная проработка «легенды» также обнаруживает ложность алиби,

поскольку детали второстепенных об-

150

Юридическая психология

стоятельств люди обычно не запоминают. Однако не следует спешить с

изобличением всех противоречий и ложных утверждений подозреваемого. Это

может насторожить подозреваемого, повысить его самоконтроль или привес-

ти к отказу от дачи показаний.

Коммуникативный контакт может быть нарушен и крайним недоверием

следователя к показаниям подозреваемого, удовлетворением, вызванным

незначительными противоречиями подозреваемого. Кроме того, это косвенно

свидетельствует об отсутствии у следователя других веских доказательств

виновности подозреваемого.

При допросе подозреваемого обычно широко используются так

называемые «улики поведения» — его повышенный интерес к месту

происшествия и результатам осмотра, состоянию здоровья потерпевших,

действия, направленные на избежание ареста и т. п.

Особенно детально следует вести допрос подозреваемого по

обстоятельствам, хорошо известным следователю. При этом тактически

целесообразно направлять, детализировать показания, расходящиеся с

истиной, что создаст у подозреваемого впечатление о хорошей осведом-

ленности следователя.

Сложной тактической ситуацией является самооговор, который в

большинстве случаев связан с психическими сдвигами в личностных

ориентациях, вызываемых в результате тактических просчетов следователя,

ошибочных подозрений и обвинений, нарушений прав личности Возможен

самооговор и с целью скрыть другое более тяжкое преступление,

содействовать уклонению от ответственности ближайших родственников и т.

п.

Методика разоблачения самооговора та же, что и разоблачение других

ложных показаний, — детальный повторный допрос, проверка показаний на

месте, очная ставка, следственный эксперимент, анализ соответствия по-

казаний имеющимся доказательствам. Признаком самооговора могут быть

частые, навязчивые уверения в «честности» признания, схематичность,

заученность показаний неспособность лица сообщить факты, которые должны

быт известны лицу, совершившему преступление.

Допрос обвиняемого проводится по пунктам предъявляемого ему

обвинения.