19 Март 2011

ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ ПРАВУ




Первыми юристами были жрецы
(понтифы), деятельность которых была освещена ореолом таинств
и загадок. Не каждый мог постичь глубину их познаний, а
потому юридическая профессия изначально формировалась как
кастовая, «пропуская» в свои ряды лишь особо достойных людей.
Тем не менее уже первые знатоки права пытались передать комплекс
своих знаний ученикам и последователям. Нельзя утверждать,
что право стало учебной дисциплиной в современном понимании
этого слова в те далекие времена, но именно тогда, в эпоху
расцвета Юриспруденции (II—III в. н. э.), появляется некая система
передачи правовой информации и практических навыков
обучаемым. Бок о бок со знаменитыми юристами Рима (Папини

Миронов В.Б. Век образования. — М., 1990, с. 9.

аном, Ульпианом, Модестином и др.) практиковались стажеры,
перенимая опыт своих учителей. В произведениях Марка Тулия
Цицерона (106 г. до н. э. — 43 г. до н. э.) описываются формы
деятельности римских юристов. К ним относились: консультирование
граждан по определенным жизненным вопросам, помощь
в составлении различных деловых документов, юридических договоров
между лицами, участие в судебных разбирательствах.
Однако о том, как именно должно выстраиваться правовое обучение,
спорили представители различных школ, создавшие своеобразные
концепции такой образовательной деятельности.

Право как учебная дисциплина базируется на содержательном
комплексе существующих в науке понятий о правовой действительности
и представляет собой комплекс отобранной правовой
информации, которая с помощью адекватных возрасту и иным
особенностям обучаемых методов передается в процессе обучения.

Изначально она была синтезирована и представляла собой сведения
о различных юридических нормах и механизме их применения
в реальной жизни. Попытки отделить юридическую теорию
от практики появились очень давно, особенность усилившись
в первом веке нашей эры. Однако сделать это сразу не удавалось.

Уже в эпоху средневековья стало ясно, что познать право
возможно только путем первоначального изучения общих представлений
об этом. Попытки создать целостное знание о праве
нашли выражение в появлении таких наук, как энциклопедия
права, философия права, общая теория права. На базе научных
сведений создавались и учебные дисциплины, в которых были
заложены главные положения правовой действительности. Первая
книга, носившая название «Энциклопедия права», принадлежит
перу известного юриста Рингельберга (1541 г.) Она представляла
собой общий и краткий очерк содержания всех
юридических наук в совокупности. Однако первой систематической
энциклопедией права, основу которой можно было взять
за изучение права, многие считают произведение немецкого
юриста Лагуса (1543 г.). Так определялись границы юридических
наук, методы познания правовой действительности и источники
права. Прошло несколько веков, прежде чем стало ясно, что
нужны специальные курсы учебного характера, с помощью которых
можно «вводить» обучаемого в мир права, устраняя необходимость
начинать прямо с частей неизвестного целого. Краткий
очерк всех отраслевых дисциплин слабо освоить
азы правоведения, ибо получить краткое представление о час

2 3666 33

тях еще не значит получить понятие о праве в целом. Существующие
учебные курсы не способны были удовлетворить потребности
в обобщенном представлении о праве.

Прогресс в области образования носил повсеместный характер.
Так, например, шведское государство уже в XVI в. поставило
фантастическую задачу— достичь общей грамотности и
хороших знаний в области права. Однако еще древние римляне
усвоили известный и сегодня афоризм: «Незнание права не
освобождает от ответственности». Они сформулировали презумпцию
(предположение) знания права, означающую, что любой
человек, вступая в правовые отношения, очевидно, знаком
с теми правилами юридического характера, которые подсказывают
ему, как следует себя вести в определенной ситуации.

Своеобразные идеи о том, как нужно учить праву, возникавшие
в умах известных мыслителей, накладывали неповторимый
отпечаток на практический обучающий процесс. Один из основоположников
гуманистической педагогики, Мишель Монтень,
(1533—1592) как-то заметил: «Ничто в нашей жизни не подвергнуто
столь многочисленным изменениям, как законы и право,
а потому обучение кого-нибудь их премудростям может превратиться
в сложную и невыполнимую задачу».В этих словах, действительно,
было заложено много смысла и нужно было искать
особенные пути формирования правовых знаний у людей.