19 Март 2011

Психология ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ И СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ




Эти знания и опыт являются необходимой предпосылкой и для активизации воссоздающего воображения.
Познание прошлого события всегда основывается на фактах настоящего. В связи с этим возникает необходимость построения мысленных моделей взаимосвязей фактов, явлений настоящего с прошедшим событием. Познание включает в себя и практическую деятельность, направленную на проверку, оценку познаваемых фактов, явлений. В процессе этой деятельности широко применяются эксперименты с объектами, выявленными в процессе познавательной деятельности1.
На предварительном следствии процесс познания отличается некоторой неупорядоченностью поступления информации. Преступление как предмет исследования — сложное и многостороннее явление, и ни один очевидец не может созерцать всех элементов: подготовительных действий, сговора участников, субъективной стороны, причинной связи между действием и результатом, причин и условий способствовавших совершению преступления и т.д. Все это в совокупности устанавливается (доказывается) при посредстве других фактов2. Предварительное расследование в целом — это не теоретико-познавательная, а практическая деятельность, регламентируемая уголовно-процессуальным законодательством. Закон не только регламентирует отдельные следственные действия, но и устанавливает определенный порядок всего расследования.
Справедливость, объективность, избежание обвинительного уклона, неукоснительная реализация закона — основные требования к следственной деятельности.
Деятельность следователя характеризует чрезвычайное разнообразие задач, правильное решение которых требует применения разнообразных качеств, навыков и знаний. Нужны специальные познания в области медицины и педагогики, товароведения и бухгалтерии, транспорта и психологии и т.д. Для того, чтобы применить эти знания в сложных ситуациях расследования, необходимо, чтобы они были систематизированы. Для эффективного использования объективных психологических закономерностей, действующих в период того или иного следственного действия, следователь должен иметь еще и психологическую программу, которая вооружит его методами диагностики лич-
1 Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании // Законность. — 1994. № 3 — С. 23-28.
2 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. — M., 1967. — С. 46.
ности и организации психологического воздействия на личность с целью получения информации и перевоспитания1.
Для следственной деятельности характерно преодоление сопротивления со стороны незаинтересованных в успешном расследовании дела лиц. Пожалуй, нет другого вида человеческой деятельности, успешному проведению которой так активно противоборствовали бы заинтересованные люди и группы людей. Следует учесть, что организованное сопротивление виновных деятельности следователя, направленной на расследование и раскрытие преступления, может значительно ее затруднить.
Наиболее заинтересован в этом сам преступник, который, как правило, всеми силами активно противодействует следователю. На какие только ухищрения не пускается он; шантаж, ложь, обман, клевета, фальсификация, подкуп — этот арсенал его средств практически не ограничен ничем. Следователь вправе действовать только законными и безупречными в нравственном отношении средствами.
Следователь имеет право использовать тактические приемы, в том числе основанные на применении психологических реагентов, которые могут быть определенным образом систематизированы по признаку действительной или мнимой цели их использования (например, основанные на неразглашении подлинной цели действий следователя с использованием фактора внезапности; основанные на создании впечатления у подозреваемого, что его соучастник разоблачен; основанные на внушении мысли о «целесообразных» действиях подозреваемого и т.д.). Однако успешное применение психологического реагента не должно переоцениваться, это не снимает со следователя обязанности самым тщательным образом проверить любые показания обвиняемого, принять все меры к установлению истины по уголовному делу, строго согласовывать свои действия с правовыми и этическими нормами2.
Неравенство в положении следователя и заинтересованных лиц связано еще и с тем, что последние знают, какие обстоятельства желательно скрыть, тогда как следователь сплошь и рядом имеет весьма неполное представление о том, что именно должно и может быть установлено по делу. Лицо, производящее расследование, двигаясь по следам преступления, всегда оказывается «в хвосте событий». Преступник же имеет неизбежный выигрыш во времени и инициативе, вынуждая следователя действовать в максимально затрудненной обстановке.