19 Март 2011

Психология ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ И СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ




Сам по себе факт причинения К. ножевого ранения жене не давал достаточного материала, чтобы по данным поведения установить его мотив и цель. К., признавая факт ножевого ранения и свою вину в этом, показал, что цели убить жену у него не было, а ножевое ранение он наносил ей с целью «попугать», «пошутить», или как он стал показывать в дальнейшем, «уколоть» ее. И вот здесь от установления мотива и цели зависела квалификация преступления: как умышленного или неосторожного убийства, или как умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшей.
В процессе дознания и следствия выяснялись предшествующие взаимоотношения К. с женой, в частности не было ли случаев покушения на ее убийство и по каким именно мотивам. Выехав по месту постоянного жительства К-вых, путем проведения допросов и очных ставок между свидетелями, близко знавшими К-вых, а также в результате обнаружения и исследования переписки Каичева было установлено, что совершенное преступление не является изолированным актом поведения, а входит в имевшую двухлетнюю историю деятельность, в ходе которой Каичев не раз угрожал жене убийством по определенным мотивам. Так, родители Каичевой показали, что в ответ на их нежелание, чтобы дочь выходила замуж за Каичева, последний пришел к ним и заявил, что если они не разре-
шат дочери выйти за него замуж, он убьет ее, чтобы она «не досталась больше никому».
Путем изучения переписки К. выяснилось, что его родители сообщили ему, что жена «гуляет». На почве ревности К. в письмах неоднократно угрожал жене и обещал «разделаться» с ней. Путем допроса сослуживцев, родных, осмотра медицинской документации и личной переписки было выявлено, что К. в последнее время стал считать себя импотентом. На этой почве у него вновь обострились отношения с женой, и он в переписке снова угрожал ей убийством, чтобы она «не досталась никому».
В результате собранных данных стало очевидным, что совершенное К. ранение жены является преднамеренным убийством, мотивы к которому давно уже созрели у него и неоднократно проявлялись в других (непреступных самих по себе) действиях. Следственные органы квалифицировали действия К. как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, так как его жена была беременна. Суд осудил К. по статье закона об умышленном убийстве. Вышестоящая судебная инстанция согласилась с правильностью установления мотивов преступления и его квалификацией, несмотря на то, что К. продолжал и в дальнейшем давать свои первоначальные показания.
Следует отметить, что преступление во всех случаях есть сознательное действие лица. Эти действия в большинстве случаев прогнозируются, планируются, подготавливаются, наконец, для их совершения используются знания, опыт, навыки и т. д. Даже в том случае, если совершено преступление без заранее обдуманного плана, когда преступное решение действовать возникло под влиянием сложившейся ситуации, полностью проявляют себя эти сложившиеся психические изменения личности1.
Социально-психологические дефекты всегда входят элементом даже в психологическую структуру преступлений, совершенных по небрежности, самонадеянности. Элементами психологической структуры преступления, как уже нами отмечалось, выступают также наличие цели на удовлетворение противоправной потребности (или способа для ее удовлетворения), знания, мыслительная деятельность по прогнозированию, подготовке, совершению преступных действий, сокрытию следов преступления и т. д.2
Выявление психологической структуры преступления позволяет полнее устанавливать истину, определять пути перевоспитания лиц, совершивших преступления. Только в том случае, если досконально изучена психологическая структура преступления, элементы каждого преступного действия, представится возможность более целенаправленно осуществлять деятельность по ликвидации этой структуры.
Каждое преступление оказывает определенное психическое воздействие не только на потерпевших или очевидцев, но и на само лицо, совершившее это преступление. Это воздействие бывает различным в зависимости от степени изменения психических качеств личности, совершившей преступление, от особенностей психологической структуры конкретного преступления. Нельзя подвергать психологическому анализу преступную деятельность в ее развитии, не исследуя и этот обязательный этап развития и изменения психологии лица, совершившего преступление.
Разработка достаточно эффективных мероприятий по изменению психики лиц, совершивших преступления по перевоспитанию и исправлению их, может
1 См.: Игошев К.Е.