19 Март 2011

Финансовое право Российской Федерации




В 1770 г. Был прекращен размен ассигнаций на серебро – это озна-

чало, что ассигнации по существу обратились в неразменные бумажные

деньги. В 1787 г. В обращении было ассигнаций на 46 миллионов рублей

и эмиссия постоянно увеличивалась, а курс ассигнаций относительно

серебра падал: в 1796 г., когда умерла императрица ассигнаций было в

обращении более, чем на 156 миллионов, а курс их составлял 68 ? ко-

пейки серебром за рубль ассигнациями.

При императоре Павле I количество ассигнаций выросло до 211,3

миллионов, а курс снизился до 65 1/3 копейки серебром за рубль ассиг-

нациями. Ко времени царствования Павла I относится указ, который был

251 Соловьев С.М. Указ. Соч. Т. XVIII М. 1965. с. 24.

252 Соловьев С.М. Указ. Соч. Т.XIV. М. 1965. с. 287.

224

призван изменить юридическую сущность ассигнаций, при чем, как и

многие акты этого государя, указ преследовал цели связанные с обеспе-

чением интересов обывателей. Согласно этому акту ассигнации были

признаны государственным долгом, предполагался их выкуп для чего

были увеличены некоторые налоги.

Этот план не был реализован. В царствование Александра I в связи

с необходимостью финансировать военные действия, содержать армии

за пределами страны, где использовать ассигнации не было возможно-

сти, а так же из-за падения экспорта в результате континентальной бло-

кады Великобритании, эмиссия ассигнации постоянно увеличивалась – в

1810 г. Их было в обращении на 570 миллионов рублей. Курс упал до 44

? копеек ассигнациями за рубль серебром. Правительство, чтобы как-то

поддержать курс вновь объявило ассигнации государственным долгом и

официально обещало прекратить эмиссию. Но сдержать подобные обе-

щания было не возможно. В 1818 г. в обращении находилось ассигнаций

на 836 миллионов, а курс составлял около 25 копеек серебром за рубль

ассигнациями.

Для того чтобы исправить положение манифестом 16 апреля 1817

г. было повелено извлекать ассигнации из обращения. Для осуществле-

ния этой операции были выпущены государственные займы и осуществ-

лена продажа некоторых государственных имуществ. В результате к

1823 г. было изъято и уничтожено ассигнаций на 247 миллионов, курс

ассигнаций поднялся на 2,7 % после уничтожения значительной части

ассигнаций количество денег в обращении оказалось не достаточным и в

обороте появилась звонкая монета, причем, не только российская, но и

иностранная, хотя ни та, ни другая не имела податного обеспечения и

была неудобна.253

В начале 1820-х гг. началось постепенное преобразование денежной

системы Российской империи. Был прекращен выкуп ассигнаций, причем,

в условиях экономического подъема и увеличения экспорта, это не повлек-

ло за собой падения курса ассигнаций. Более того, обнаружился дефицит

ассигнаций и на некоторое время установился их курс в соотношении один

рубль ассигнациями к одному рублю десять копеек серебром.

Неприемлемое, можно сказать критическое состояние российского

денежного обращения в этот период засвидетельствовал в своих мемуарах

государственный секретарь барон М.А. Корф. В частности он писал: «Их

(ассигнации) единственно узаконено было принимать в казенные и банков-

ские платежи; только на них должны были совершаться все сделки и усло-

вия, производится купля и продажа. Отсюда серебро перешло в ряд просто-

го товара и вытеснилось из народного обращения, и у нас не стало и мо-

нетной единицы, потому что рубль сделался счетом воображаемым.

К этому неудобству вскоре присоединилось новое: признав ассиг-

нации исключительной платежной монетой и поставив через то все со-

стояния в необходимость приобретать их для взносов в казну и в кре-

253 Лебедев В.А. Бумажные деньги. Указ. соч. с. 442.

225

дитные установления правительство в то же время извлекло из обраще-

ния почти целую треть их и не открыло ни одного нового источника

свободного промена.

Отсюда при недостатке в ассигнациях произошла зависимость наро-

да от менял и спекулянтов, с чем вместе родилось и зло простонародных

лажей, или счета на монету…254

Государственные платежные знаки, перейдя из орудий сделок и по-

требностей общежития в предмет торга, беспрестанно менялись в цене сво-

ей и эти изменения были так много различны, что почти каждый город, ка-

ждое место имели свой особенный денежный курс ассигнаций, золота и

даже медной монеты. Сложившаяся ситуация существенно затронула инте-

ресы участников денежного обращения, прежде всего тех, кто не мог воз-

мещать ущерб причиняемый потерями от лажа увеличением цен на собст-

венную продукцию, то есть чиновников, крестьян, которым «были недос-

тупны тонкости курсовых расчетов», наемных рабочих.