19 Март 2011

Финансовое право Российской Федерации




Имели место случаи, когда должники передавали свои

долги в медных деньгах в административные учреждения для передачи

кредиторам, а те отказывались их принимать. В особенно тяжелом по-

ложении оказались войска, находившиеся в то же время в Украинских

землях – жалованье выплачивалось им медными деньгами, которые ни-

кто не принимал в качестве средства платежа. Описанная ситуация име-

ла и некоторые внешнеполитически последствия. Та часть украинского

казачества, которая противостояла польскому влиянию и поддерживала

Москву, так же получала денежные выплаты в медных деньгах, которые

ничего не стоили. Это самым серьезным образом влияло на политиче-

ские позиции казацких старшин пророссийской ориентации.

Известен конфликт, связанный с этими обстоятельствами который

произошел между креатурой польского короля, гетманом И.А. Выгов-

ским и полтавским полковником М. Пушкаренко в Корсуне в октябре

1657 г., когда очередной раз решался вопрос о гетманстве и о подчине-

нии Украины, либо Москве, либо Польше. Во время спора о выгодах

присоединения к одному из этих государств Выговский вынул из карма-

на московские медные деньги, бросил на стол и сказал: «Хочет нам царь

московский давать жалованье медными деньгами; но что это за деньги,

как их брать?» Пушкаренко отвечал: «Хотя бы великий государь изво-

лил нарезать бумажных денег и прислать, а них будет великого государя

имя, то я рад его государево жалованье принимать»246.

246 Соловьев С.М. Указ. соч. Т.XI. с. 16.

221

Впрочем, для значительной части казачества аргументация Выгов-

ского была видимо убедительной, так как польская партия получила ее

поддержку, а это, в свою очередь, привело по существу к гражданской

войне на Украине.

Помимо чисто политической подоплеки этот диалог интересен

тем, что своеобразно отражает представления участников о денежном

обращении. Позиция Выговского вполне ясна – деньги, которые ничего

сами по себе не стоят – фикция. С другой стороны и полтавский полков-

ник предполагает, видимо, бумажные деньги как нечто невероятное, его

предложение о бумажных деньгах – риторическая фигура, которая

должна только подчеркнуть безусловный и непререкаемый авторитет

московского государя. Но, в то же время, не имевшей никакого пред-

ставления о политической экономии и возможности бумажно-денежного

обращения, полковник раскрыл важнейшую принципиальную особен-

ность такого денежного обращения, основанного на волеизъявлении го-

сударственной власти, а именно необходимость прочного доверия насе-

ления к подобным деньгам, то есть в конечном итоге к их эмитенту, то

есть к государственной власти.

Обращение медных денег с принудительным курсом в Москов-

ском государстве оказалось неудачным предприятием, и власти должны

были от него отказаться. В 1663 году был издан указ согласно которому

«денежные медного дела дворы» упразднялись, в Москве возобновлялся

монетный двор чеканивший серебряные деньги. Выплаты жалованья

служилым людям, согласно этому акту должны были производиться се-

ребром. Податное обеспечение медных денег было отменено: все нало-

говые платежи государству осуществлялись серебряной монетой. Указ

категорически запрещал принимать медные деньги в качестве средства

платежа в частноправовых сделках, более того, под страхом уголовного

наказания частным лицам запрещалось вообще хранить и иметь медные

монеты, их подлежало переплавлять.

Всего, за время существования в обращении медных денег с при-

нудительным курсом относительно серебра, за подделку денег было каз-

нено более 7 тысяч человек и более 15 тысяч подвергнуто иным уголов-

ным наказаниям. По словам С.М. Соловьева «так печально кончилась

первая попытка помочь расстроенному состоянию финансов выпуском,

своего рода, государственных кредитных билетов, ибо, что же такое бы-

ти эти медные деньги с нарицательною ценою серебряных?»247.

Небезынтересны соображения по поводу политических и юриди-

ческих оснований использования знаков стоимости в денежном обраще-

нии, которые высказал российский апологет И.Т. Посошков (1652 – 1726

гг.).

Современник Петра I, сторонник по политических мероприятий и,

соответственно, апологет самодержавия посошков утверждал, что де-

247 Там же. с. 197.

222

нежное обращение в России может быть организованно вообще без уче-

та каких-либо экономических факторов. В своем известном сочинении

«Книга о скудости и богатстве» (1724 г.) он в частности писал: «Мы не

иноземцы, не меди цену исчисляем, но имя Царя своего величаем; нам

не медь дорога, но дорога его царское именование.