3 Февраль 2011

Основы экологии и экономика природопользования




Наличный производст-венный по¬тенциал, основная доля которого была введена в действие более 20 лет назад (а следовательно, до этого длительный период вре¬мени проектировалась и строилась), не отвечает современным требованиям не только по техническим характеристикам, но и по таким показателям, как ресурсоемкость, энергоемкость про¬изводства, экологичность продукции и, как результат, — кон¬курентоспособность.

Реализация на практике эколого-экономического принципа природопользования в 70-е годы ознаменовалась огромным сдвигом экономических и технологических структур в ведущих капиталистических странах. Прогрессивные изменения в тех¬нике и технологии производства и использования материалов и энергии привели к существенному снижению расходов ресурсов на единицу продукции. Мощным стимулом к ресурсо- и материалосбережению явился и возникший дефицит природных ресур¬сов, в первую очередь — энергетических, в сочетании с зависи¬мостью от их им-порта.

За рассматриваемый период, благодаря совместному дейст¬вию ценового механизма (рост цен на нефть в связи с энергети¬ческим кризисом 70-х годов), государственной энергетической политики и существенных технологических сдвигов, произош¬ло снижение ресурсоемкости производства в странах с развитой

рыночной экономикой.

Данные статистики свидетельствуют, что за те последние 20 лет, когда в индустриально развитом мире произошла насто¬ящая революция в ресурсосбережении и были достигнуты успе¬хи в снижении уровня загрязнения окружающей среды (напри¬мер, в США вследствие общего сокращения потребления энер¬гии выброс СО2, в атмосферу снизился на 40 %), на территории бывшего СССР положение в области ресурсопотребления практи¬чески не изменилось, а экологическая ситуация к началу 90-х го¬дов ухудшилась. На единицу ВВП у нас потреблялось нефти на 36 %, угля — на 56, газа — на 42, стали — на 138 % больше, чем в США.

Расход энергии на единицу условно чистой продукции про-мышленности в СССР был на 60 % выше, чем в США. Метал¬лоемкость национального дохода в 3 раза, а энергоемкость — в 1,5 раза выше, чем в США, при национальном доходе, состав¬лявшем 64 % американского.

Сопоставление ресурсопотребления в бывшем СССР с веду¬щими странами мира показывает, что государства СНГ имеют большие резервы ресурсосбережения и, следовательно, оздоров¬ления экологической обстановки.

Пример черной металлургии реально иллюстрирует возмож¬ные резервы энергосбережения, а следовательно, снижения пот¬ребления топливно-энергетических ресурсов. На эту отрасль в конце 80-х годов в СССР приходилось 25 % потребляемой в про¬мышленности энергии. Основные причины энергорасточитель¬ности в черной металлургии — это самый высокий в мире уровень производства чугуна, являющегося одним из главных пот¬ребителей энергии, и широкое использование устаревшей мар-теновской технологии выплавки стали, от которой давно отказа¬лись в развитых странах. Доля прогрессивных технологий (кис¬лородно-конверторная и выплавка в электропечах) в 1989 г. в СССР была самой низкой в мире и составляла 46,5 % (в США — 91 % , в Японии, ФРГ, Франции и Великобритании — 100 %). В черной металлургии развитых стран Запада растет роль другой прогрессивной технологии — непрерывной разливки стали, раз¬работанной, кстати, в СССР еще в 1955 г. Но к началу 90-х годов доля стали, выплавленной таким методом, в СССР составляла всего 18,2 % , в то время как в США — 33,4, в Японии — 92,7, во Франции — 90,1, в ФРГ — 84,6 %. Кислородно-конверторные и электропечи в сочетании с непрерывной разливкой дают до 65 % экономии энергии по сравнению с мартеновскими печами.

Отступление бывшего СССР от общих тенденций развития природопользования на основе концепции охраны окружающей среды и ресурсосбережения, новых принципиальных подходов к эколого-экономическому развитию, наметившихся в цивили¬зованном мире, обусловлено, с одной стороны, природно-ресурсным богатством страны, кажущейся бездонностью «кладовой природы», а с другой (и это, пожалуй, главная причина) — зат¬ратной системой хозяйства в условиях централизованной эконо¬мики, поощряющей, по сути, расточительность в ус-ловиях гос¬подства в основном бесплатного природопользования. Затрат¬ный подход в природопользовании, когда эффективность приро¬доохранной деятельности оценивается по объему и уровню осво¬ения капитальных вложений, не нацеливал предприятия на до¬стижение реальных результатов по улучшению состояния окру¬жающей среды и ресурсосбережению. Выделяемые «на эколо¬гию» средства расходовались предприятиями крайне неэффек¬тивно (иногда на другие цели), а отсутствие ожидаемого эффек¬та служило оправданием слабого финансирования государством природоохранной деятельности. Кроме того, выделяемые фи¬нансовые средства зачастую не обеспечивались материальными ресурсами: предприятия даже при большом желании не могли разместить заказы на очистное оборудование, экологическую контрольно-измерительную аппаратуру ввиду отсутствия в СССР отрасли по производству экотехники, экотехнологий, рынка экологических услуг.

Все изъяны хозяйственной системы бывшего СССР, вызвав¬шие отмеченные деформации во взаимоотношениях общества с природной средой, были свойственны и нашей республике. Сло¬жившаяся в рамках единого народнохозяйственного комплекса СССР отраслевая структура экономики Беларуси характеризу¬ется высокой материало- и энергоемкостью производства. Гипертрофированное развитие ресурсоемких отраслей ориентиро¬валось, в основном, на привозное сырье, материалы, комплекту-ющие изделия и вывоз большей части готовой продукции за пре¬делы республики.