3 Февраль 2011

Основы экологии и экономика природопользования




В условиях же сохраняющейся монополии на производство подавляющего количества видов продукции су¬ществует опасность установления высоких цен за счет экологи¬ческих издержек. В таком случае необходимо вмешательство органов государственной власти, регулирующих «потолок» цен на продукцию, производимую монополистами. В формировании экологической составляющей цены главенствующая роль должна принадлежать местным органам власти, знающим реаль¬ную ситуацию на местах.

Преобразования налоговой и ценовой политики с учетом эко¬логических факторов не могут произойти единовременно: требу¬ется долгосрочная государственная программа, реализация ко¬торой предполагает как внесение изменений в существующее за¬конодательство, так и глубокие институциональные преобразо¬вания, связанные с изменением рентных отношений, а также разработку новых подходов в ценообразовании.

20.3. Формирование рыночных институтов экологической сферы

Возвращаясь на общемировые пути социально-экономичес¬кого развития, мы ищем выход из экономического кризиса, что, наряду с использованием других средств, предполагает освоение и формирование институциональных рыночных механизмов. Преобразование отношений собственности путем разгосударств¬ления и приватизации рассматривается на современном этапе как средство преодоления кризисной ситуации, необходимое ус¬ловие перехода к рыночной экономике.

Формирование рыночных отношений в экологической сфере непосредственно связано с вопросами собственности на природ¬ные ресурсы. В обществе сложился стереотип представлений по этому поводу, который подразумевает, что основой рыночных преобразований является переход контроля над ресурсами в ру¬ки частных лиц, а частная собственность служит базой возрож¬дения предпринимательства и роста эффективности производст-ва. Однако мировая практика не дает безоговорочных примеров указанных преимуществ частной собственности над другими ее формами, за исключением сферы мелкого и семейного бизнеса.

В экономически развитых странах существуют разные фор¬мы собственности на природные ресурсы: государственная, фе¬деральная (в государствах с федеральным устройством), муни¬ципальная, собственность коренных народов (например, ресур¬сы в индейских резервациях США и Канады), собственность об¬щественных организаций, частная. В государствах с федераль¬ным устройством федеральной собственностью являются, как правило, стратегические ресурсы: нефть, газ и т.п., но могут та¬ковыми быть и водные, и земельные, и др. Остальные ресурсы относятся к собственности субъектов федерации, муниципали¬тета и т.д.

Независимо от форм собственности на ресурсы природы в развитых странах законодательно регулируется процесс их ис¬пользования, действует система ограничений на способы эксплуатации природных объектов. При этом права частного собст¬венника могут быть существенно ограничены.

Распределение прав собственности между различными субъ¬ектами хозяйствования влияет и на распределение доходов от эксплуатации природных ресурсов. Механизм ценообразования на продукцию природопользования, политика приватизации природных ресурсов, экологическое налогообложение лишь пе¬рераспределяют доходы, приносимые использованием природно-ресурсного потенциала. Механизм вовлечения природных ресурсов в хозяйственный оборот определяет, кому будут при¬надлежать доходы.

В бывшем СССР вопрос о формах собственности на природные ресурсы не стоял, поскольку считалось, что все богатства приро¬ды являются общенародной, государственной собственностью. На деле природные ресурсы находились в безраздельном владе¬нии министерств и ведомств, занимавшихся их эксплуатацией. Фактическая бесплатность ресурсов, бесконтрольность их ис¬пользования приводили к расточительному расходованию бо¬гатств природы в погоне за производственными показателями, поскольку собственность на них была, по сути, ничейной.

Важной проблемой переходного периода является восста¬новление в стране института собственности в целом. Основу его составляет свобода перераспределения имущественных прав между субъектами хозяйственной деятельности, каждый из ко¬торых должен обладать четко установленными правами и воз¬можностями передавать их любому другому физическому или юридическому лицу. Без соблюдения этой правовой нормы ин¬ститут собственности не может существовать. Поскольку госу¬дарственная собственность не была ограничена никакой эконо¬мической и правовой ответственностью перед гражданами или юридическими лицами, то можно сказать, что институт соб¬ственности в законодательном порядке в централизованно-ко¬мандной экономике отсутствовал.

Однако вопрос об изменении в отношениях собственности на землю и другие природные ресурсы весьма не прост. В различ¬ных постсоветских рес-публиках он решается по-разному, но везде вызывает политические дебаты и научные дискуссии. Так, в соответствии с действующей в Российской Федера-ции Консти¬туцией (ст. 9) «земля и другие природные ресурсы могут нахо-диться в частной, государственной, муниципальной и иных фор¬мах собственности».

Обращает на себя внимание то, что первой названа частная собственность. Это можно расценить как установку на ускорен¬ное разгосударствление природно-ресурсного потенциала. Одна¬ко отношения собственности в природопользовании — тонкая Материя, поскольку речь идет об ограниченных, зачастую исчерпаемых ресурсах. Сторонники огульной приватизации земли, в частности, во главу угла ставят право свободно продавать и покупать ее, ссылаясь на опыт стран с рыночной экономикой, игнорируя при этом негативные стороны этого процесса (захват природных объектов в частную собственность с целью дальней шей спекуляции для наживы).

Природопользование (и землепользование, в том числе) i странах Западной Европы и Америки исторически сложилось на основе частной собственности на землю.