14 Март 2011

Введение в культурологию




Нетерпимость являлась принадлежностью дипломатического инструментария всякого политика, и она же пронизывала всю интеллектуальную жизнь той эпохи, глубоко укореняясь в научном мышлении. Для большинства «гуманистов» было признаком особой гражданской доблести выразить свою особенную привязанность к своей культуре, приоритетам своей стороны, ценностям своего локального мира, подозрительно, а то и просто враждебно относясь к иным культурам. Особенно это сказалось в социальных науках. «Самые многочисленные и самые важные спорные проблемы, в которые оказались втянутыми социологи, это определенно проблемы, вытекающие из конфликтов между отдельными народами в культурном отношении. Большинство немецких, французских, итальянских, английских, американских, русских и польских ученых манифестируют свою лояльность по отношению к своим нациям, используя прикладные науки, в их интересах и против “внешних врагов”». То есть поведение и мировоззрение каждого интеллектуала не только определялось и стимулировалось, но и ограничивалось той частной, национально или идеологически очерченной системой ценностей, к которой он неизбежно принадлежал.

Но Знанецкий отметил тот факт, что даже в пределах самой науки свобода от ценностных ориентаций представляется не чем иным, как иллюзией. Она опасна, когда теоретическое знание начинают применять в целях решения общественных и культурных проблем. Ценностный партикуляризм, побуждающий ученого руководствоваться в выборе стратегии решения конфликтных проблем либо воплощения культурных проектов собственными симпатиями и предпочтениями, не ведет ни к чему иному, как к углублению конфликтов или порождению новых. Знанецкий убежден, что каждый ученый, а гуманитарий в особенности, должен быть приобщен к философии ценностей, знать механизм воздействия норм и оценок на практическую деятельность, на мотивацию поведения людей и формирование научных представлений. Более того, из его конкретных идей вытекает положение принципиального значения — об основополагающем характере теории (философии) ценностей. Ценности составляют структуру культуры, ее развития — это прежде всего порождение новых ценностей, а творческий прогресс культуры состоит в создании ценностей все более высокого порядка, стоящих над массой частных ценностей, и приобщения к ним все новых культур, народов и индивидуумов: «наивысшие ценности — это ценности, имеющие положительное значения для всего человечества». Поэтому на уровне ценностей происходят самые важные культурные процессы и решения, именно там коренятся основные механизмы социальных изменений. Я убежден, заключает Знанецкий, что каждый представитель прикладной социологии и может быть и всякой иной прикладной науки, желая содействовать хотя бы в малейшей степени формированию будущего человечества, обязан мыслить систематически, в такой же мере как и философы ценностей, и знать важнейшие из развиваемых ими идеалов, которые могли бы служить ему указателями при выборе будущих целей.

Конечно, на рубеже столетий и стиль и способ аргументации, принятые Знанецким, представляются несколько старомодными и в чем-то наивными. Но сама мысль о фундаментальном значении ценностей в мире культуры, а вместе с этим и философии ценностей в области гуманитарного знания не только не поколеблена, но еще более упрочилась, хотя если судить по нашей литературе, аксиология не самая актуальная и разработанная философией дисциплина.

Но каков характер теоретической установки философии ценности? Занимая объективно место в основании гуманитарного знания, выполняет ли она действительно функцию его обоснования? Не подменяется ли эта фундирующая роль простыми констатациями и указаниями на имплицитные ценностные структуры всякого культурно значимого и культурно осмысленного действия и поведения? Тогда аксиология с неизбежностью ограничивается приемами и техниками, созданием процедур обнаружения ценностных мотиваций и ориентации социокультурных процессов и т.д. Нам представляется, что описательность аксиологии — это ее необходимая черта, предваряющая предписательную основную часть, устанавливающую многообразные детерминационные зависимости культурной системы от ее ценностного каркаса.

Итак, мы присоединяемся к той философской традиции, которая видит в аксиологии обосновывающую науку. Заняв эту позицию, мы обязаны ответить на целый ряд естественно возникающих вопросов, в частности о структуре, логико-методологическом образе, типе знания и характере свойственного ей рассуждения и т.д. То есть речь идет о развитии методологической программы построения аксиологии как обосновывающей науки. Несмотря на то, что по этой части сделано немало, в том числе в отечественной литературе в те годы, когда утверждалась необходимость ценностного подхода в социогуманитарном знании и соответствующей особой отрасли знания, еще не сформирована общепринятая модель такой науки. Конечно, теоретики, отрицающие за аксиологией обосновывающую функцию, руководствуются иными соображениями, развивая теорию ценностей. Но и сторонники такой трактовки далеки от согласия. Расхождения между ними, иной раз искусственно заостряясь до принципиальных разногласий, по сути порождаются неразвитостью общих представлений о сущности обосновывающего знания до уровня стройной теории.

Утверждаясь как обосновывающая наука, аксиология неизбежно должна подвергнуться методологическому анализу и пройти все основные этапы утверждения своего статуса, т.е. испытать все то, что происходило с любой дисциплиной, осознавшей свою основополагающую функцию, прежде чем она стала соответствовать своему предназначению. Современная методология имеет достаточно ясные представления о том, каким критериям должна отвечать подобная дисциплина. Ее положения должны приобрести статус общезначимости, и притом в двух смыслах. Общезначимость всех тех наук, которые неизбежно основываются в своих собственных положениях на аппарате и принципах теории ценностей, и общезначимость в пределах принятой или господствующей философско-методологической парадигмы, понимания структуры знания. Она предполагает признание его гомоморфности, наличие переходов и механизмов переводимости знания из одной сферы в другую, с одного уровня на другой. Признается определенная иерархичность структуры этого знания, при которой только и возможна наша постановка вопроса об обосновании, о фундаменте знания, принципах и т.д. И только при учете этих требований может быть осмысленно установлен базовый характер теории ценности.

Обеспечение общезначимости связано с вопросом о качественной характеристике, которую должно приобрести знание, составляющее обосновавшую науку.