14 Март 2011

Введение в культурологию




Таковы воззрения А. Тойнби, П. Тиллиха. Следовательно, культуры различаются между собой прежде всего по конфессиональному принципу или форме религиозности. Поэтому выделяют культуры, основанные на политеизме и монотеизме. Среди последних выделяют культуры христианскую, исламскую, буддийскую и т.д. Более того, религиозные предпочтения сказываются на представлении о том, какая культура «выше» или развитее.

Философы идеалистической ориентации ищут в основе всякой целостной культуры либо духовный принцип, выражающий ее смысл, либо рассматривают ее как проявление космического «жизненного порыва» или «волевого устремления» (Шопенгауэр, Ницше, Бергсон, Шпенглер).

Исследователи с материалистическими установками склонны сущность культуры сводить к реальным материальным основам жизни людей. Например, Маркс и его последователи рассматривали культуру как результат материально-преобразующей деятельности (производства), из которой вырастали и духовные элементы культуры.

Наконец, существует широкой спектр утилитаристско-прагматических теорий культуры, в которых развиваются идеи о том, что она есть только особая форма или способ приспособления человека к природе, делающий возможным его существование.

Одно из распространенных пониманий культуры — как мира воплощенных ценностей. С этой точки зрения, предметы культуры отличаются от природных объектов тем, что они наделяются какими-то особыми свойствами, которыми не обладают естественные объекты. Эти свойства называют ценностями. Создавая особый предметный мир, утверждают сторонники этого подхода, человек не стремился воспроизводить природу, повторяя ее в миниатюре, а созидал нечто, отличное от нее, имеющее значение и смысл как выражение сущности человека именно как человека, а не просто природного существа. Уместно сразу же провести различие между понятиями полезности и ценности. Человек находит в природе много такого, что обеспечивает его естественное существование; он и сам создает огромное количество вещей, полезных именно в том отношении, что они необходимы ему для его биологической жизни. Как правило, это происходит в сфере материального производства. Но это производство выступает хотя и важной, но все же только одной из форм культурной деятельности человека. Ее же главное содержание подчинено созданию того предметного мира (материального, духовного, художественного), через который человек реализует свою особую сущность, в основе которого лежит особое дифференцированное отношение к процессу деятельности и ее результатам. Эта дифференциация основана на различении добра и зла, истинного и ложного, прекрасного и безобразного, т. е. всего того, что мы называем ценностями и антиценностями. Культура возникает в стремлении человека утверждать ценности, воплощая их все более полно, совершенно и значимо. Такое понимание культуры получило название ценностного (аксиологического). Именно ценностным свойством мир культуры отличается от мира природы. Они — и регулятор человеческого поведения, и высшая цель его деятельности. Человек выступает создателем ценностей, в культурной деятельности он их опредмечивает, закрепляет, создавая таким образом возможность накопления и передачи ценностей культуры последующим поколениям.

Ценностное понимание культуры фиксирует важный, но не единственный аспект культуры и человеческой деятельности. Важно отметить, что он указывает на различение культурного и природного миров, на то, что ценности, будучи ядром культуры, не даны человеку изначально, подобно воде, воздуху и другим необходимым для его биологического существования условиям, а возникают как результат его культурной деятельности и становятся ее регулятором. Через систему знаков культурное содержание передается от одного человеческого поколения к другому. Причем, в процессе этой передачи происходят сложнейшие изменения знаковых структур и смыслов, составляющих их знаков, которые все вместе отражают реальные исторические изменения, происходящие в культуре, во всех формах человеческой жизни. Естественный язык является самой совершенной и универсальной культурной знаковой системой. Овладевая им, человек приобщается к самым фундаментальным основам культуры и жизни народа, к которому он принадлежит. Не случайно поэтому, что существование культуры какого-нибудь народа, сохранение его самобытности, способности развиваться, все исследователи напрямую связывают с судьбами национальных языков.

Но кроме естественного языка — основного кода культуры, вырабатываются и существуют другие знаковые системы, так называемые столичные языки. Их многообразие и сложность в какой-то культуре соответствуют сложности и степени развитости культуры: поскольку все ее отдельные уровни и формы обладают свойственными им знаковыми системами. Так, религиозная жизнь людей может быть представлена как важная подсистема культуры. Свойственные религии тексты, ритуалы, отправления и религиозные практики, знаки, отмечающие принадлежность людей к церковной организации и их места в ней, культовые здания, символы религии и много другое, есть не что иное, как определенный знаковый код, овладевая которым, люди определяют свое отношение к религии или верованиям своей и иных культур. То же можно сказать и о системах этических правил, этикете и нормах поведения, отличающих место человека, его значение, профессиональные и иные характеристики в данной социокультурной системе. И подобных систем знаков в каждой культуре чрезвычайно много. Обобщая понимание культуры как знаковой системы, выдающийся отечественный культуролог Ю.М. Лотман назвал культуру семиосферой, т.е. сферой знаков, обладающих культурным значением.

Воспитание, развитие и жизнь человека в культуре означает в первую очередь процесс овладевания им смыслами культурных знаков, что происходит в процессе включения его в коллективную деятельность, овладение родным языком, обычаями и традициями народа, к которому человек принадлежит, его историей, бытом и самыми высокими его духовными достижениями. В своей активной деятельности полноценный и культурный человек не только реализует заключеннное в культурных кодах духовное и ценностное знание, но и обогащает его своим опытом и своими достижениями.

Такое многоплановое восприятие культуры не подрывает представления о ее объективности и возможности познания, но свидетельствует о ее многогранности и о трудностях, не допускающих упрощенности и прямолинейности в ее постижении.

Заключая обсуждение специфичности познания культуры, отметим, что она представляет собой сверхсложное системно-целостное единство, являясь по сути системой систем.