14 Март 2011

Введение в культурологию




В то же время жесткой детерминации нет; если каждый уровень общей многоярусной системы в отдельности строится по определенным структурным законам, то их сочетание может подчиняться лишь вероятностным законам и реализовываться с известной степенью независимости. Представление о риторике, нормативно оформляющей всю систему речевых средств, как господстве схем, правил и шаблонов неверно. Нормативное «иго» риторических предписаний, границы и правила не являются однозначно и жестко заданными, они позволяют осуществлять выбор, оставляют человеку определенную степень свободы для индивидуального регулирования процесса собственной жизнедеятельности. «Свобода» и «необходимость» проявляют себя в одинаковой степени. Риторические ценности и нормы фиксируют некоторое идеальное состояние Homo eloquens. Они устанавливают культурную вертикаль — онтологическую перспективу жизни, концентрируя и воплощая предельные устремления к совершенству.

[159]

Риторике известны периоды расцвета и упадка. В средние века искусство устного слова постепенно заменяется теорией литературной риторики, риторикой письменного текста. Ее основными направлениями были риторика проповеди, искусство написания писем и стихосложение. Столкновение традиций и новаторства отличало дальнейшее развитие риторики в эпоху Возрождения и в Новое время. ХIХ в., когда новая наука стилистика потеснила риторику, принято считать временем кризиса древней классической дисциплины.

В современной риторике можно выделить несколько течений. Это «неориторика» Х. Перельмана, в основе которой лежит теория аргументации. Концепция Р. Гадамера и его последователей называется герменевтической риторикой. Риторическая семиотика представлена такими именами, как Р. Якобсон, Ж. Лакан, Ц. Тодоров, У. Эко. Лингвистика текста, литературная риторика разрабатывалась «группой М» льежских логиков во главе с Ж. Дюбуа. Деконструктивистская риторика П. де Мана, развивавшего идеи Ж. Деррида, предлагает свой механизм текстопорождения. Сегодня как синоним «речи» широко используется понятие «дискурс», особенно популярное в деконструкции и постструктурализме. С точки зрения дискурсивного анализа, речевые высказывания исследуются социально. Американские авторы трактуют риторику как средство социального взаимодействия и речевой коммуникации. Новая дисциплина «лингвопрагматика» также ориентирована на изучение эффективного использования языка. Отечественные исследователи предлагают лингвориторическую парадигму как систему научных координат для рассмотрения «языковой личности» и «продуктов речемыслительной деятельности». В общей риторике, как и прежде имеющей свои подсистемы, или частные риторики, различают: судебное красноречие, академическое, политическое, социально-бытовое и др.

В заключение скажем, что риторика не принадлежит каким-то эпохам или концепциям, а представляет универсальное явление культуры. Сегодня риторика как теория и практика мыслеречевой деятельности, будучи востребованной и возвращенной в образовательную систему, прежде всего нацелена на ценностно-ориентированное отношение к слову. Риторические ценности некоторым образом ответственны за человеческое общежитие, риторика есть то, что связывает, соединяет, нацеливает людей друг на друга, она есть опыт сотрудничества и взаимопонимания людей, возможность устроения разумной совместной жизни.

В общении мы отстаиваем, развиваем, познаем свое «я». Взаимодействуя с другими людьми, человек не только идет навстречу общему,

[160]

но и обнаруживает неповторимые черты своей личности, борется за них, утверждает свое оригинальное, творческое, уникальное бытие. Можно сказать, что риторика выступает инструментом артикулированных мироощущения, мировосприятия, миропредставления, миропереживания, миропонимания.

Примечания

[1] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 81 т. СПб., 1890-1904. Т. 52. С. 815.

Назад

[2] Лосев А.Ф. История античной эстетики: Софисты. Сократ. Платон. М., 1969. С.13.

Назад

[3] Платон. Собрание сочинений: В 3 т. / Общ. ред. А.Ф. Лосева и др. М., 1970. С. Т. 2. С. 392.

Назад

[4] Там же. Т. 1. С. 341.

Назад

[5] Звиревич В.Т. Цицерон: Философ и историк философии. Свердловск, 1988. С. 215.

Назад

[6] Аверинцев С.С. Риторика и истоки европейской литературной традиции. М., 1996. С. 352.

Назад

[7] Лакан Ж. Семинары. Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54)/ Пер. с фр. М., 1998. С. 66.

Назад

________________________________________

Размышление о вербальном языке молодежной культуры

Ю.Е. Милютин

Введение в культурологию. Курс лекций / Под ред. Ю.Н. Солонина, Е.Г. Соколова. СПб., 2003. С.160-166

[160]

Обозначенная названием тема предполагает уточнение смысла, по крайней мере, двух выражений: «язык» и «молодежная культура». Соответствующие им явления многообразны, поэтому необходимо указать границы их использования. Следует предварительно прояснить, о каком языке и каком именно контексте молодежной культуры пойдет речь.

Если согласиться с тем утверждением, что язык главный формообразующий элемент культуры, то интерпретация языка необходимо приобретает знаково-символический характер. Семиотическое поле такого языка чрезвычайно обширно. В него иногда включают и «язык»» природы, на котором она «общается» с человеком, указывая на те или иные свои проявления. Например, желтые листья на деревьях — признак осени, а глухие раскаты грома могут свидетельствовать о приближающейся

[161]

грозе. Однако, по-видимому, природа вовсе не озабочена расшифровкой своих проявлений, она не имеет никаких намерений в отношении интерпретирующего ее субъекта и, строго говоря, никакого языка у нее нет. В этом смысле, она ничего не говорит, скорее мы пытаемся навязать ей свой язык общения, антропоморфизируя ее. Поэтому выражение «язык природы» — метафора, произведенная в процессе освоения природной реальности. Сама же она лишена какого-либо специального отношения к живому существу. Она ничего не чувствует, ничего не помышляет, ни к чему никак не относится, а потому ничего и не говорит. Справедливость сказанного может быть поставлена под сомнение с позиций одухотворяющего природу анимизма, однако это будет принципиально иная точка зрения на обсуждаемый предмет.

Язык — социокультурный феномен, образуемый человеком в процессе его жизнедеятельности. При самом общем рассмотрении языка можно увидеть его тройственное назначение. Во-первых, он является средством мышления, выражающимся в эмоционально-чувственной и образной форме, в форме слов и абстрактных символов. На эмоционально-чувственном уровне мышление может объективироваться телодвижениями, жестикуляцией, мимикой, издаваемыми звуками (криком, шепотом, бормотанием и пр.), интонационным звучанием голоса, когда оказывается важным не столько что говорится, сколько, как произносится: одни и те же слова могут быть озвучены по-разному, с различными смысловыми оттенками.