14 Март 2011

Введение в культурологию




С этой точки зрения, повторяю, не единственной, но представляющейся мне наиболее полно отражающей реальное положение дел (она обстоятельно развернута и теоретически обоснована мной в книге «Философия культуры») культура предстает, следовательно, как «мир человека» и как его собственное «человеческое качество», которое воплощается в многообразии форм и способов его практической, духовной и практически-духовной деятельности. Это значит, что все отмеченные выше взгляды на сущность культуры являются верными, но частными и производными от ее основополагающего онтологического рассмотрения, т. е. такого, которое видит в ней особую форму бытия, преображающую бытие природы, и окружающей человека, и его собственной, биологической, и тем самым обеспечивающей совместную жизнь людей в обществе.

Следовательно, в отличие и от природы, и от общества, и от самого человека, культура оказывается системой, образуемой взаимопревращением трех конкретных форм ее реального существования, трех модальностей: человеческой, в которой культура предстает как совокупность приобретаемых человеком, и человечеством, и каждым индивидом, а не биологически-врожденных ему качеств; деятелъностной, которая образуется совокупностью вырабатываемых людьми, а не инстинктивных, биологически-врожденных, способов деятельности; предметной, которая охватывает всю «вторую природу», сотворенную и творимую ныне человеком — вещи, социальные институты, научные, идеологические, философские сочинения, художественные произведения, педагогические акты и игры; поскольку же в культурных предметах человек «опредмечивает» свои сущностные силы — потребности, желания, идеалы, мысли и переживания — они могут извлекаться из этих предметов и усваиваться каждым новым поколением и каждым индивидом в актах «распредмечивания» воплощенной в данных предметах культурной информации — знаний, ценностей, идеалов, умений… Так культура становится способом «внегенетического наследования» обретаемого человечеством опыта. Поскольку же на его усвоении в актах «распредмечивания» деятельность людей не останавливается, она переходит в новые формы «опредмечивания», которые дополняют и обогащают новыми творениями унаследованный ими предметный мир, и функционирование культуры становится не движением по замкнутому кругу, а спиралеобразным процессом прогрессивного развития человечества, непрерывно превращающего небытие в бытие.

Так системный подход к пониманию культуры позволяет интегрировать все ее частичные трактовки, преодолевая их узость и альтернативность. Ибо система — это взаимосвязанное множество определенных элементов, соединение которых не является простой суммой, конгломератом самостоятельно существующих объектов, но порождаемым их взаимосвязью органическим единством, благодаря которому и возникает качественно своеобразное целое, в этом смысле и говорят: «целое больше, чем совокупность составляющих его частей», так как его специфическое качество определяется не только его составом, но и тем, как связаны его части, т. е. его структурой. Самый простой пример — популярная детская игра «Конструктор», которая позволяет из одних и тех же деталей складывать совершенно различные предметы; известно, что разные соединения тех же атомов образуют разные вещества, разные комбинации тех же букв образуют разные по смыслу слова, а разные соединения тех же слов существенно различные по смыслу предложения. Наиболее, пожалуй, отчетливо эта выражено в алгебраических формулах: «а» и «б» образуют совершенно различные системы в результате одной только перемены соединяющего их знака: «а + б», «а — б», «а х б» и т. д.

В настоящее время активно обсуждается вопрос о соотношении категории «культура» и «цивилизация», ибо не существует его единого понимания: одни теоретики употребляют эти понятия как простые синонимы, другие рассматривают цивилизацию как высшую стадию развития культуры, сменившую дикость и варварство, третьи трактуют цивилизацию как социокулътурную целостность, объединяющую качества определенного типа общества и порождаемой им культуры. Это лишний раз свидетельствует о том, что культурологическая мысль еще не выработала системы категорий, которая адекватно описывала бы организацию бытия человечества — эту задачу предстоит решить новым поколениям культурологов, свободных от всевозможных идеологических шор, и политических, и религиозных, которые до сих пор влияют на гуманитарную мысль; поэтому могу лишь сказать, что с позиций изложенного только что системного подхода оптимальным представляется предложенное еще в XIX в. Л. Морганом и разделявшееся Ф. Энгельсом понимание «цивилизации» как такой ступени истории культуры, которая пришла на смену «варварству», в свою очередь сменившему первобытное состояние «дикости», и принесла человечеству городской образ жизни с профессионализированными ремеслом, торговлей, образованием, изобретение письменности, зарождение научного познания, прежде всего, математического; следовательно, цивилизация характеризует научно-технический и образовательный аспект культуры, являясь ее внутренним качеством, а не чем-то внешним и тем более противоположным ей, как полагают некоторые теоретики.

Понимание культуры как особой формы бытия, производной от человеческой деятельности, открывает путь к анализу ее строения. Поскольку деятельность людей выступает в трех основных формах — материально-практической, духовно-теоретической и практически-духовной — художественной, постольку в целостном поле культуры исторически дифференцируются три соответствующие подсистемы — материальная культура, духовная культура и художественная культура (последнюю неправомерно отождествлять, как это часто делается, с эстетической культурой, потому что определенным эстетическим потенциалом обладают все сферы деятельности человека — и труд, и игра, и наука, и техника, и медицинская практика, и военная, и речь человека, и его манеры — все, что человек делает, он может делать красиво и некрасиво, изящно и грубо, и плоды его деятельности могут быть величественными и пошлыми, оцениваться как трагические и комические, художественная же деятельность есть особый — образный — способ воссоздания реальности, обращенный к нашему переживанию и тем самым дополняющий ваш жизненный опыт, позволяя каждому пережить то, чего он не может пережить в своей реальной жизни).

Дальнейший системно-онтологический анализ раскрывает строение каждой из этих трех подсистем культуры. Так, материальная культура охватывает техническую культуру — способы и плоды преобразования человеком природы, физическую культуру — совокупность способов преобразования человеком его собственного тела, социально-организационную культуру (политическую, правовую, экономическую), охватывающую создание и функционирование всех учреждений, организаций, общественных институций (государственные органы, суд, завод, университет, больница и т.д.), которые материальны в том смысле, что существуют объективно, независимо от того, кто в них служит, работает, лечится — ведь эти люди приходят и уходят, формы самих этих организаций и учреждений изменяются, но сами они — государство, суд, школа — сохраняются, пребывают, существуют «сами по себе», как формы опредмеченного бытия общественных отношений; все чаще использующееся в философии, социологии, культурологии понятие-бином «социокультурное» правомерно именно потому, что в этой сфере бытия общество выступает как содержание, а культура — как форма существования данных объектов; это значит, что общество и культура одновременно различны и едины, как содержание и форма во всех предметах, явлениях и процессах.