14 Март 2011

Введение в культурологию




Мы имеем в виду то, что оно должно быть проработано до должного уровня формализации. Чтобы быть обосновывающей наукой, составлять фундамент культурологического, социогуманитарного знания, аксиология должна стать формальной. Это требование, некорректно осмысленное, нередко является поводом бесконечных и бесплодных дискуссий. Его отвергать можно только с позиций методологической некомпетентности. Не имея возможности детально обсудить смысл этого критерия, отметим только, что расплывчатое, неопределенное, смутное знание, излишне часто апеллирующее к интуициям опыта, не выявившее свою логическую структуру и не имеющее представление об истинном своем предмете и своих порождающих корнях, без надлежащей концептуалицазации, не готово в теоретико-методологическом отношении к выполнению фундирующей функции. Аксиология как обосновывающая наука есть наука формальная. Возможно, она должна занять в гуманитарном знании то же место, что и современная логика в отношении точного и естественнонаучного знания ХХ в. Во всяком случае, функции во многом совпадают. Метафора «аксиология — это логика гуманитарного знания» не представляется ни бессмысленной, ни слишком смелой.

Но, указав на формальную сторону в аксиологии, мы тем самым подошли к ее понимаю как строгой науки. Притом в точном картезианско-гуссерлевском смысле. Она должна быть строгой как в смысле своей предметной определенности,так и в методологической проработанности.

4. Структура культурного бытия человека

Понимание культуры и культурной деятельности будет неполным, если не учесть еще одну их важную особенность. Она заключается в том, что мир культуры — это мир особых предметностей, а культурная деятельность — предметная по своей сути, т.е. направленная на создание этих предметов. В противном случае она имела бы эфемерный характер или попросту была бы невозможной. Особый характер предметов культуры состоит в том, что они лишены природных оснований, имеют духовную сущность либо имеют вид материального образования, но не оно является в них определяющим. Главным будет та идея, замысел, ценность, духовное содержание, которые заложены в них и опредмечиванию которых оно служит. Конечно, материальная основа не является чем-то случайным для такого рода процесса опредмечивания, а находится в органической связанности с идеальной сущностью, выражая ее. В связи с этим мир культуры подразделяется на две составляющие: материальную и духовную, и они определяются как совокупность материальных и духовных ценностей, явившихся результатом человеческой деятельности. Такое разделение нередко покоится на представлении, что в культуротворчестве действуют два независимых начала — духовное и материально-практическое. Первое начало обычно считалось, а в религиозных и идеалистических учениях о культуре считается и поныне высшим, олицетворяющим творчество как таковое, второе — материальное, низшим, менее творческим. Дух или духовное начало, как полагают в данном случае, проявляется в особой самостоятельной деятельности, которой свойственны созидание и свобода. В итоге этой деятельности создаются высшие ценности, овладение которыми составляет смысл человеческого существования. Материальное же начало подчинено духовному. Оно менее активно или вовсе лишено активности, подчиняясь деятельности духа. Если оно и способно проявлять себя самостоятельно, то ведет к порождению предметов низкого ценностного значения, которые разрушают духовность, так как удовлетворяют только физическую чувственную природу человека. Истоки такого разделения коренятся в исторических предпосылках развития человека, породивших и представление о его двойственной природе, и фетишизировавших духовный аспект человеческого бытия.

Но подобно тому, как человек предстает целостно, а духовная жизнь составляет лишь одну сторону его бытия, так и культура представляет собой нерасторжимое единство духовной и материальной сторон, проявляющихся так же и в человеческой культурной деятельности. Противоположность материи и духа в структуре культуры имеет лишь относительное значение, и именно наличие этой относительности только и позволяет говорить отдельно о материальной и отдельно о духовной культурах. Следует иметь в виду, что чисто духовное начало не может стать духовным достоянием культурного использования (потребления), не будучи воплощенным в материал??ную оболочку. Различные способы материализации духа: физически-телесный, вещественно-технический, социально-организационный и другие необходимы для его сохранения за пределами породившей его душевно-духовной жизни человека. Только таким путем духовное творчество отдельного человека, отдельного общества или культуры может стать достоянием других людей, распространяясь по многочисленным каналам социальной и культурной коммуникации, приобрести общечеловеческую значимость.

Материальная оболочка, в которую вошло духовное содержание, становится знаком. Каждый культурный предмет обладает знаковой функцией. Следовательно, материальность в нем теряет свой самодовлеющий статус, поскольку она подчинена задаче сохранить и передать это духовное как свое значение. Духовная культура в определенном смысле предстает как знаковая система, воспринимая которую человек обнаруживает содержательную сторону, и формирует свое отношение к ней. Духовное выступает как содержание, а материальное в знаковой системе как форма культуры. Но сводить духовную деятельность и духовную культуру только лишь к семиотическим процессам и знаковым системам — значит существенно сужать их сферу.

Выделение, а нередко и противопоставление материальной и духовной сфер культуры в ряде культурологических концепций имеет еще один теоретический смысл. Он связан с разделением единого культурно-исторического бытия человека на две составляющие: культуру и цивилизацию. Хотя в обыденной практике мы нередко пользуемся этими понятиями как взаимозаменяемыми, т.е.отождествляя их, например, говорим древние цивилизации или древние культуры, цивилизованный человек или культурный человек, но такое обращение с ними не является общепринятым и особенно на теоретическом уровне. На этом уровне мы встречаемся с концепциями, которые не только разделяют эти понятия по признаку того, что ими обозначены разные сущности, но и противопоставляют их. Так, нередко под культурой понимают состояние нации или общества в стадии высокой творческой активности, в которой господствуют духовные идеальные начала, ценности и устремления, а также продукты этой деятельности. Человек в ней охвачен свободным устремлением к созиданию нового. Цивилизация же, напротив, характеризует общество в фазе затухания творческой активности, перемещения деятельности с духовных предметов в сферу материального; именно материализация деятельности неизбежно ведет к затуханию свободных порывов к высшим ценностям, репродуктивным формам производства; значение приобретают не целостная органичная жизнь, а формализованное, строго упорядоченное и принудительно регулируемое бытие; в результате материальные ценности и стремление к ним (цивилизация) подавляют духовные проявления культуры.