14 Март 2011

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА




Система гарантий реализуется через деятельность государства. Во второй половине XX столетия после всех ужасов и социальных потрясений, которые выпали на долю челове-чества, стала весьма влиятельной и популярной идея социальной солидарности, идущая от французского социолога и юриста Л. Дюги. Изначально эта концепция была альтернативой революционному пути развития человеческого общества и сориентирована на рефор-мистские, ненасильственные методы разрешения социальных конфликтов. Связи, объеди-няющие людей в обществе, являются узами социальной солидарности или взаимозависимо-сти. Современное государство, там, где функционирует реальная демократия, более не явля-ется аппаратом насилия и угнетения, как это было ранее. Теория и практика сходятся в том, что государство должно стать органом компромисса всех слоев общества, фактором умиро-творения и согласия. Это требует, естественно, некоего объединяющего символа, идеи, имеющих масштаб общенациональной ценности.

Нельзя категорично утверждать, что является более существенным и главным для всех людей, без исключения, но думается, что право на жизнь — все-таки главное право человека. Оно было записано и провозглашено 10 декабря 1948 г. во Всеобщей декларации прав человека и имеет следующую редакцию: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». Вместе с тем важнейшие аспекты содержания права на жизнь не нашли своего места в основных универсальных документах, таких, как Международный пакт о гражданских и политических правах и т.д. Право на жизнь чаще всего интерпретируется как право индивида на свободу и личную неприкосновенность, порой сводя проблему к отмене смертной казни.

Содержание прав человека на жизнь и роль государств в этой связи следует понимать значительно шире, чем это принято. Право на жизнь – это прежде всего право на мир в са-мом широком смысле этого слова. Оно включает в себя обязательства государств не допус-кать войн и вооруженных конфликтов, актов терроризма, преступных посягательств на жизнь и здоровье людей. Данная проблема должна рассматриваться не только в аспекте прав отдельного человека, но и через призму интересов нации, народности, этноса.

Право на жизнь не является элементарным отражением всех других прав человека, а имеет собственное социальное содержание, синтезируя все другие права и свободы в самом главном и ценном.

Сознавая некоторую упрощенность подобного подхода, тем не менее справедливо выдвигать тезис о том, что право на жизнь предполагает право человека на достойное чело-веческое существование. Реализация права на жизнь требует гарантий и других прав челове-ка, прежде всего, права на труд, образование, здравоохранение и т.п.

Права человека — исторически подвижная категория, постоянно видоизменяющаяся вместе с эволюцией общества и государства. Ранее права человека понимались прежде всего как автономия личности, как ее свобода от государственного вмешательства. Сейчас акценты сместились в сторону положительных услуг государства в адрес конкретной личности. В русле подобных концептуальных положений вызывает, мягко говоря, некоторое недоумение идея «минимизации» государства в области экономики и социальной политики, имеющая не так уж и мало сторонников. Причем происходит это на фоне постоянного недоедания, бездомности, апартеида, геноцида и расовой дискриминации сотен миллионов людей. В этой связи важно не забывать о том, что возможности общества как саморегулирующейся системы довольно велики, но не безграничны. Без государства, без его участия многие социальные проблемы останутся неразрешенными.

Современные государства стремятся быть не только правовыми, но и социальными одновременно, что нередко получает свое конституционное закрепление. Европейская соци-альная хартия (1961 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) и другие международно-правовые документы содержат, правда, в несколько декларативной форме, требования к государствам в области экономической и социальной политики.

Природа социально-экономических прав («прав второго поколения») является пред-метом дискуссий, поскольку многие юристы отрицают за ними свойство субъективных прав на том простом основании, что они не всегда могут быть обжалованы и защищены в суде (право на труд, на безопасную экологию и т.п.). Их способ защиты не совпадает с механиз-мом отстаивания личных и политических прав, но не перестает от этого быть значимым для каждого отдельного человека.

Рыночная экономика порождает неравенство экономическое и социальное, а порой и юридическое, что может привести к значительной социальной напряженности.