14 Март 2011

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА




В поли-цейском государстве частные лица находятся в полной зависимости от благоусмотрения ад-министрации. При осуществлении своих многочисленных задач полицейское государство вынуждено было создать и действительно создало огромный чиновничий аппарат — бюрократию, который был призван проводить в жизнь волю «отца нации», вождя. Конечно, ни одно государство не может существовать без особого класса управленцев и современный опыт государственного строительства только подтверждает этот тезис. Однако история полицейского государства показывает, как легко бюрократия превращается в самодовлеющую, обособленную касту, живущую вне общественных интересов. Поэтому перед лицом всемогущей вне- и надзаконной администрации индивид бесправен. Он является объектом власти, но не субъектом прав. Особенности бюрократии полицейского государства состоят в том, что она практически не испытывает чувство уважения к закону.

Одним из признаков государства, в том числе и полицейского, является власть. Одна-ко природа власти полицейского государства имеет свои отличительные свойства. Провоз-глашая целью правительства народное благо, порядок, полицейское государство в сво-ей деятельности полностью игнорирует народ как источник власти. Вместе с тем в по-лицейском государстве можно наблюдать элементы либерального декорума. Но это не меня-ет сути, народ по-прежнему рассматривается только как объект административных манипу-ляций. Власть в полицейском государстве неизбежно приобретает сакральный характер, ста-новится прерогативой узкого круга чиновников. Социально-политическое отчуждение от-дельного человека от власти становится таким же атрибутом полицейского государства, как и отсутствие всякой свободы вообще. Исследователи политических идей нередко под-черкивали господский характер политической власти, особенно на ранних этапах полицей-ской государственности. В России, к примеру, в верноподданнических присягах от Екатери-ны I до Павла I обыватель обязывался присягой государю «верным, добрым и послушным рабом быть». В последующем квалификация «раба» принимает характер самообязывания индивида постоянно демонстрировать свою лояльность режиму, точнее, харизматическому вождю, которому при жизни никогда не бывает альтернативы, а после смерти он всегда пре-вращается в тирана. В полицейском государстве, скорее в теории, чем на практике, взаи-моотношения личности и государства могут быть признаны публичноправовыми. Либераль-ные правовые новеллы, время от времени имеющие место в полицейском государстве, не меняют главного — личность рассматривается как принадлежность государства, точнее, его аппарата. Массы являются строительным материалом для осуществления несбыточных идей. Это почти всегда приводит к великим жертвам и потрясениям. Таким образом, отношения между гражданином, с одной стороны, и государством, с другой, правильнее будет ква-лифицировать как властеотношения, а не как правоотношения.

Разделение властей в полицейском государстве, скорее лозунг, чем реалия. Вся госу-дарственная власть «замыкается», как правило, на одном или немногих. Именно они, в ко-нечном счете, осуществляют высшую законодательную, исполнительную и прави-тельственную власть. Государство подобного типа при осуществлении своих многочислен-ных функций не особенно обременяется вопросом: законно то или иное действие или нет? Главное, чтобы это было «полезным и необходимым». Свобода от всяких правовых ограни-чений выражается в дискреционности полномочий административных (управленческих) ор-ганов.

Справедливости и объективности ради хотелось бы подвергнуть сомнению один по-разительно живучий стереотип: говоря о законности, понимаемой как соответствие действий граждан и государственных органов существующему законодательству, следует отметить, что в полицейском государстве не меньше, чем в правовом, хотя бы в теории, заботились о соблюдении законности. Мировая история, в том числе и современная, как раз свидетельствует о том, что несвободные, тоталитарные государства отличаются усиленной охраной своих юридических установлении. Другое дело, что эти установления не имеют никаких связей ни с теорией естественного права, ни с категорией свободы и инди-видуальности человеческой личности, ни с другими постулатами, имеющими непреходящее, гуманистическое значение. Именно поэтому в полицейском государстве стала возможной диффузия тоталитарных идей в положительное право, да и в доктрину тоже.

Хотя это может выглядеть несколько курьезно, однако почти все теоретики-полицеисты без исключения, несмотря на некоторые различия в подходах по тому или иному вопросу, сходились в том, что только то государство может рассчитывать на успех, в котором нравственность, добродетель и честный производительный труд, а не спекулятивные операции готовыми продуктами являются высшими ценностями.