16 Март 2011

Философия Политики




В частности, Боден впервые ввел понятие «суверенитета»*. По Бодену, «сувереном является тот, чья воля не ограничена никакими другими дополнительными инстанциями». Понятие о «суверенитете», т.е. безграничной политической власти разработано Жаном Боденом как ос-нова учения об автономной политике, т.е. о политике, взятой в отрыве от смысловой (фило-софской, укорененной в истории и географии) структуры. Область политического в таком случае становится неким самостоятельным полем, которое обладает автономной системой закономерностей. «Суверенность», «власть» оказывается в такой модели самостоятельным началом, целью, а не средством, ответом, а не вопросом. Все остальные аспекты Политиче-ского начинают определяться именно их отношением к власти. Власть выступает как своего рода «абсолют»3.
От империи к национальному (новая политическая философия)
Идеи Макиавелли и Бодена намечают не просто новый подход к политике, но совершенно новое миропонимание в целом. Будучи оторванным от сакрального единства мира, Полити-ческое меняет и свои границы и свое содержание. Так как действие радикально отрывается от значения, то постепенно закладываются основы новой философии, где мышление и реали-зация результатов мысли меняются местами: эффективность и опытное подтверждение ста-новятся критериями истинности, а не наоборот. Статус бытия придается не тому, что следует обнаружить и проявить, но тому, что проявляет себя само. Иными словами, от дедуктивного понимания Политического как проявления в человеческом обществе некоторых вселенских закономерностей и универсальных законов бытия, мы приходим к индуктивному его пониманию, где Политическое начинает рассматриваться как самостоятельная и самодостаточная автономная область, обладающая внутренними критериями и порождающая собственную онтологию и даже теологию.
Никколо Макиавелли и Жан Боден предвосхищают радикальный переход от традиционного общества к обществу современному, и их политические идеи на несколько столетий предо-пределят развитие политической мысли.
В историческом контексте Боден и Макиавелли стояли перед конкретной задачей — сформу-лировать теоретические предпосылки перехода от католико-имперской легитимации (во-площенной в империи и власти папы) государства к апологии автономной национальной го-сударственности: Франции в случае Бодена, Италии в случае Макиавелли. Отвергая прови-денциально-онтологическую подоплеку государства, они стремились обосновать новую са-модостаточную политическую систему, которая оправдывала бы существование буржуазно-го централистского национального государства исходя из него самого, без обращения к ка-ким бы то ни было внешним, сакрализующим мотивам. От холистской субъектности «свя-щенной империи» совершается переход к суверенной субъектности национального государ-ства и его главы (причем, и Макиавелли и Боден были сторонниками абсолютистской мо-нархической власти). Несколько позже, двигавшиеся в том же направлении философы Ново-го времени совершат следующий логический шаг — перенесут принцип суверенности с на-ционального государства и его светского правителя на отдельного гражданина.
Либерализм как сущность политической идеологии Нового времени
Вплоть до самого последнего времени вопрос о том, какая политическая идеология точнее и полнее всего соответствует духу Нового времени, является его самым последовательным и цельным выражением, оставался открытым (в первой половине ХХ века картина была еще более сложной). Многочисленные философские и политические школы по-разному осмыс-ляли главный вектор в идеологии Нового времени, отождествляя его с различными мировоззренческими платформами. Вначале на это претендовали сразу три политические идеологии: либерал-капитализм, социализм и национализм, затем — во второй половине ХХ века — только две (либерал-капитализм и социализм), теперь — после краха советской системы — выяснилось, что осталась только одна.
Наиболее точно соответствует чистой парадигме философии политики Нового времени либерализм. Именно либерализм является идеологией, мировоззрением, идейной платформой, которые следует принять за образцовое выражение современности как прямой противоположности миру Традиции, традиционному обществу.
Либерализм исторически возник в Англии в протестантско-масонской среде поклонников эмпирической философии. Появившись как философское направление, он практически сразу сопрягается с целым рядом политических тенденций и постепенно — шаг за шагом — обнаруживает себя как общий знаменатель всей философии Нового времени.
Что такое либерализм?
Либерализм вытекает из номиналистских эмпирических предпосылок. Основная формула либерализма состоит в том, что человек есть мера всех вещей; отдельный, малый человек, индивидуум со своим рассудком и конкретными интересами есть последняя и высшая реаль-ность, представляющая собой суверенную, законченную систему.
Впервые это утверждение сформулировал греческий софист* Протагор, почти в шутку, а ли-бералы через два тысячелетия приняли тезис «человек — есть мера всех вещей» на вооруже-ние в качестве основной догмы.
Согласно этому подходу, человек является целым, а не частью, отсюда термин «индивидуум». Слово «индивидуум»" по-латыни означает «неделимый», «то, что не подлежит разделению», в отличие от слова «личность» (по-латински «persona»), которое означает «маску». «Индивиду-ум» — это то же самое, что греческое слово «атом», «неделимый». Атомарным или индивиду-альным можно назвать предмет или явление, которые означают только самих себя, не яв-ляясь составной частью чего-то другого и одновременно не разлагаясь на отдельные состав-ляющие.
Взгляд на человека как на индивидуума представляет собой совершенно уникальную версию антропологии, выработанную исключительно в Новое время.
Во всех других формах философии (сакральных и религиозных) человек, во-первых, являет-ся частью чего-то более общего (например, кастовой системы, единого сакрального космоса, божества и т.д.) а, во-вторых, он вполне разложим, т.е. «дивидуален» (к примеру, на дух, ду-шу и тело). Каждая из составляющих в человеке обладает собственной природой и влияет на его бытие. С точки зрения традиционного, сакрального общества, человеческая личность образована из сложного сочетания многомерных реальностей, она многомерна и «дивидуальна» («делима»). Дух человека принадлежит к сверхчеловеческому (божественному или ангелическому) началу; тело является фрагментом единого материального мира (куда относятся камни, растения, животные), это часть «недочеловеческого» начала; душа — опосредующая реальность, которую человек также делит с особыми невидимыми сущностями, его окружающими — духами, силами и т.д.4