16 Март 2011

Философия Политики




Гностические секты явились, таким образом, сосредоточием разнообразных тенденций, не находящих выражения в преобладающей западно-христианской религиозно-политической модели. Сюда входили и обездоленные социальные низы, и этнические меньшинства, и часть провинциальной знати, противящейся возрастанию централистских тенденций, и духовные нонконформисты-мистики, глубоко и серьезно относящиеся к содержанию религиозных учений, не приемлющие лицемерие, фарисейство и симонию господствующей церкви.
Остатки этих ересей приняли активное участие в движении Реформации и стали составным элементом разнородных сил и движений, постоянно и настойчиво противостоявших католи-ко-феодальному строю в Западной Европе.
Некоторые историки справедливо прослеживают влияние этих сект на поздние революционно-демократические, социалистические и коммунистические движения современности. Сам Маркс помещает эти гностические течения в ряды прямых предшественников идеологии коммунизма.
«Тайные общества» в католической Европе
Совершенно иной формой религиозно-политического нонконформизма была традиция евро-пейских «тайных орденов». В этом случае орден декларировал в качестве официальной пози-ции цели и задачи, соответствующие внешней церковно-политической установке. Главной задачей провозглашалась защита католической веры и «Священной Римской Империи». Ор-ден позиционировал себя как инструмент папы и императора. Вместе с тем, на внутреннем уровне — за порогом тайны — разрабатывались учения, обряды, идеи, довольно существенно отклоняющиеся от преобладающих парадигм.
Ярким примером «тайного ордена» является «Орден Тамплиеров» (полное название — «Орден бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова»).
Это был орден монахов-воинов. Типологически такое сочетание явно указывает на стремле-ние к соединению жреческих и царских функций, которое свойственно мифической касте «хамса». Идея «царственного священства» в той или иной форме является инициатическим идеалом всех «тайных обществ», где эта тема раскрывается на высших стадиях посвящения.
Постепенно орден тамплиеров создал разветвленную систему командорств по всей Европе, став важнейшим инструментом политико-социальной интеграции западно-европейского пространства.
Важно отметить, что именно тамплиеры впервые на Западе применили систему банковского кредита. Из-за множества разбойников и грабителей в Средневековой Европе путешество-вать с солидными суммами денег было небезопасно. Тамплиеры предлагали путешественни-кам сдавать монеты и драгоценности в одном командорстве, чтобы получить эквивалент в другом. А так как сеть командорств существовала практически повсюду, то это было весьма удобным и надежным средством для сохранения сбережений во время путешествий.
Тамплиеры разработали свою систему шифра — «тамплиерские граффити», свои обряды и ри-туалы. В определенный момент их могущество, власть и материальный достаток невероятно возросли, и они стали одной из самых влиятельных сил западно-христианского мира.
Показательно, что тамплиеры поддерживали отношения с аналогичным «тайным орденом» в рамках ислама — исмаилитским орденом «Ассассинов», выполнявшим в средневековой ис-ламской цивилизации сходную функцию. Причем, исмаилиты на определенный момент трансформировались из «тайного ордена» в секту, которой удалось захватить власть в неко-торых областях исламского мира и основать там «фатимидский халифат» *, который по неко-торым параметрам очень напоминал религиозно-политические проекты катаров: в нем при-сутствовали элементы и «социализма», и «чисто духовной религии», и перераспределения имущества, и революционной демократии. Любопытно, что позднее последний оплот поли-тического исмаилизма — крепость Аламут — пала при обстоятельствах, сходных с судьбой альбигойского Монсегюра.
Через двести лет после своего возникновения тамплиеры были разгромлены папой Климен-том V и королем Франции Филиппом Красивым. Так случилось со всеми, кто бросил вызов католической модели западного христианства и до них.
Якоб де Моле, последний магистр ордена храмовников, тамплиеров, погиб на костре в 1314 году от рук французского короля Филиппа Красивого с согласия папы Климента V. Показа-тельно, что он проклял обоих — Римского папу и французского короля — т.е. осудил два принципа религиозно-политического устройства, преобладающего в западном христианстве, которые сами тамплиеры стремились не разделять, но сочетать в своем собственном ордене.
Позже этот момент обыгрывался революционными обществами Европы, и во время Великой французской революции на улицах восставшего Парижа появлялись странные персонажи, восклицавшие, глядя на смерть французского монарха на гильотине: «Это сбывшаяся месть тамплиеров, проклятие тамплиеров исполнилось».
О реальном учении тамплиеров трудно сказать сегодня что-либо определенное: в памяти о них остались легенды, домыслы и фальсифицированные признания, выбитые под пытками — после того, как орден был разгромлен. Однако именно к тамплиером обращаются большин-ство более поздних тайных обществ Европы, видя в них основоположников эзотерических братств и мистических орденов.
К тамплиерам часто возводят свое мифическое происхождение различные ветви масонов и розенкрейцеров.
Религиозные аспекты Реформации
Важнейшим событием в истории западного христианства является Реформация. Это духов-ное течение небывалого масштаба и интенсивности было внешним социально-религиозным проявлением европейской «параллельной сакральности». Некоторые современные протес-тантские секты (в частности, баптисты) прямо возводят свою генеалогию к павликианам, катарам и альбигойцам.
Рене Генон указывает на тот факт, что Мартин Лютер, один из главных вождей Реформации, был причастен к герметическому братству «Розы и Креста», и постоянно носил кольцо с от-личительным знаком этой организации. Показательно также, что позднее созданное Прус-ское протестантское государство располагалось на территориях Тевтонского ордена.
Ранние протестантские движения в Восточной Европе — в частности, гуситские войны -явно — и типологически и географически — выдают богомильские корни, а на германскую Рефор-мацию серьезное влияние оказали средневековые секты вальденсов — гностико-дуалистического типа.
Смысл европейской Реформации, достигшей апогея в XVI веке, состоял в требовании ради-кального пересмотра европейского католического порядка, основывавшегося на безуслов-ной политической доминации Римской Церкви и лояльных ей французских монархов и австрийских императоров.
Вполне в духе гностических средневековых ересей протестанты обвиняли католическую церковь в узурпации посреднических функций между людьми и богом, в «эксплуатации спа-сения», в коррупции, в разложении нравов (вопиющий случай продажи «индульгенций» римской церковью), в роскоши, в низведении духовных вопросов до уровня земной политики. Ранние протестанты обращались к гибеллинскому делу Штауфенов, и не случайно центрами Реформации стали традиционно гибеллинские германские земли.