16 Март 2011

Философия Политики




Функция папской власти (католическая теократия)
Западная Римская империя политически (но не церковно) отложилась от Восточной уже че-рез 50 — 60 лет после Константина, в V веке. Затем, когда Рим взяли варвары Одоакра, там возобладала политическая раздробленность; различные области управлялись отдельными германскими князьями. Чаще всего они сразу или постепенно принимали христианство и параллельно впитывали западно-римскую культуру.
Когда Западная Римская Империя стала отдаляться от политической онтологии Византии, возникла потребность в скрепляющем ее элементе. Этим элементом не мог быть император, политико-государственное единство по образцу Византии, поскольку Запад находился в иной политической ситуации. И мало-помалу, центром, обеспечивающим единство западно-христианскому миру, стали римские папы, которые взаимодействовали с конгломератом за-падных князей и за счет распространения религии — христианства — поддерживали опреде-ленный конфессионально-культурный централизм. Причем, централизм в значительной мере опирался именно на строго иерархическую организацию католического клира, который обладал некоторыми чертами подлинного государства: вертикалью власти, единым информационным полем, единством богослужебного языка (латыни). В принципе, с V по VIII века Западная Европа в лице католичества имела модель, в той или иной степени сходную с «теократией».
Узурпация императорских функций франкскими монархами
Начиная с 800 года ситуация существенно изменилась. Церковное единство Западной Евро-пы под началом папской власти получило дополнительное измерение в империи Карла Вели-кого, франкского монарха, объединившего под своей властью обширные европейские терри-тории*.
Под предлогом религиозной иконоборческой смуты в самой Византии, и воспользовавшись тем фактом, что империей правила женщина — царица Ирина, отказавшая дочери самого Карла в морганатическом браке с Константином IV, Карл Великий объявил себя «императо-ром Священной Римской Империи», открыв каролингский цикл*.
Римский Папа Лев III совершил его торжественное помазание (венчание) на царство*.
Так западное христианство получило государственно-политическое основание, дополняю-щее чисто церковную унитарную организацию клира*.
Франкская монархия Каролингов стала политической основой католицизма. Эта основа со-хранилась в общих чертах и в дальнейшие эпохи Средневековья — при «тевтонских» импера-торах и даже позже.
Показательно, что пункт о «Filioque» был включен в католический Символ Веры именно при Карле Великом: узурпация сакрально-политической функции «православного императора» дублировалась введением догматического вероучительного нововведения.
Православный мир категорически отказался признать легитимность каролингов в качестве императоров, а их империю — в качестве законной преемницы Древнего Рима. Империя ка-ролингских монархов рассматривалась Византией как узурпация со стороны княжеской вла-сти императорской функции, наделенной совершенно иным онтологическим и гносеологическим смыслом. Император православного царства, василевс не просто один из князей, не первый среди равных. Это качественно иная «катехоническая» функция.
Христианский император не является первым из княжеского сословия
В индусской кастовой системе проводится различие между кастой воинов («кшатриев») и мифической кастой «царей-жрецов» («хамса»), объединявшей и жречесукую и воинскую функции. Это различие отчасти поможет понять различие мужду статусом православного императора и светского правителя (князя).
Православный император не есть «король жрец», но он не есть и просто светский властелин. Это — фигура, связанная с эсхатологическим циклом, и как таковая несет большую нагрузку, нежели простые короли.
В Карле Великом воплощен факт резкого разрыва христианской Европы с Византией. Отныне католический мир получил возможность рассматривать свою религиозно-политическую систему как законченную и целиком автономную от Константинополя. При этом высшую императорскую функцию узурпировал именно светский властитель, князь.
Этот разрыв фундаментален для христианской истории: отныне западное христианство пойдет по своему собственному пути как в церковной, так и в политическом сферах, хотя до окончательного раскола церквей пройдет еще более 200 лет.
Несмотря на то, что империя Карла Великого просуществовала недолго, и уже его внуки разделили наследство на три более или менее автономные составляющие (что было закреп-лено в Верденском договоре*), это событие было необратимым и фундаментальным:
католический мир отныне политически мыслил себя в полной независимости от Византии и православного мира, тогда как до IX века, пусть номинально, но Рим был вынужден посто-янно оглядываться на Константинополь как на пространство особой имперской онтологии, чей специальный статус был закреплен святоотеческим приданием как «катехон».
При этом сам имперский принцип в Западной Европе был воспринят половинчато. Когда тевтонские императоры (особенно Фридрих Барбаросса и Фридрих Второй Гогенштауфены) позднее пытались привнести в онтологию империи более существенное содержание, анало-гичное отчасти византийскому, это наталкивалось на серьезное и жесткоt противодействие папства.
Западное христианство, объявив себя империей, не столько восприняло византизм на свой счет, сколько открыло для себя возможность последовательно выстраивать собственную по-литико-государственную систему — в полном отрыве от катехонической онтологии Востока.
Специфика католической теократии и ее кастовые особенности
В Западной Европе на основании августиновской теории «двух градов» постепенно возникает специфическая католическая теократия.
Теократия предполагает власть касты священников, но католическое священство заметно отличается от касты жрецов (брахманов) в иных цивилизациях.
Священство в католицизме не является кастовым, в отличие от индусской касты брахманов. Это очевидно, так как необходимым требованием католического священства является цели-бат, — безбрачие.Соответственно, у католического священника не может быть детей. Поэтому в католичестве не может существовать такого понятие как «сын священника», это нонсенс.
Исключая, таким образом, генетическое преемство, теократия папского толка основывается на ином принципе.
Каста предполагает передачу неких объективных свойств человеческой души, связанных с возможностью исполнять определенные социальные функции. В Индии и до сегодняшнего времени брахманом нельзя стать, брахманом нужно родиться. Индусы считают, что можно достичь очень высоких духовных стадий, рождаясь в любой касте, или наоборот — можно провалить все кастовые задатки, но, тем не менее, нельзя перейти из одной касты в другую, для этого нужно умереть и родиться заново.