16 Март 2011

Философия Политики




Политическое измерение было десакрализировано и для греков, сербов, болгар и т.д., кото-рые оказались под пятой турок, поскольку исламская государственность не имела ничего общего с православными представлениями о том, что такое «священная политика». Поэтому православные народы в контексте османской империи оказывались в отчужденном состоя-нии, отказываясь от соучастия в этой сакральности, вставая в мягкую или жесткую оппози-цию ей. Точно так же и старообрядцы отказались служить режиму, системе, которая утрати-ла связь с сакральным и шли с ней на жесткую конфронтацию, уходя в бега, гари, добро-вольное отшельничество.
Были отчаянные попытки старообрядческих реваншей, заговоры и восстания. Например, восстание Разина было поддержано староверами, а спустя столетие та же ситуация сложи-лась и в отношении Пугачева. Особенно сильны были старообрядческие настроения в среде казаков, и шире, на периферии России. Однако староверы не вкладывали в эти проекты по-зитивного содержания: скорее, это были жесты отчаяния и выражение отчуждения от «анти-христовой государственности».
Экстравагантные политические проекты радикальных сект
Десакрализация породила в русском обществе наряду с старообрядчеством сектантские дви-жения — хлыстов, скопцов, духоборов, молокан и т.д. Как правило, у них не было собствен-ных моделей политического устройства, и они в целом были солидарны с другими нонко-формными элементами, отрицающими духовную обоснованность послениконовской России.
Альтернативные утопические теории «справедливого царства» были очень популярны в этой среде. Так, среди староверов была распространена легенда о Беловодье или Опоньском царстве, загадочной стране, лежащей «где-то на Востоке». Характерной чертой во всех описаниях Беловодья было наличие там полноценной иерархии — безнадежно «попорченной» в самой России и остальном мире. Как правило, речь шла о сохранности именно церковной иерархии — наличии епископов, но в некоторых редакциях основной легенды упоминалась и фигура «справедливого царя». Иными словами, симфоническая модель православного царства (объединяющая церковное и властные измерения) перешла из области исторического в область мифического, утопического.
Мотивы скрытого наличия («выживания») подлинного «тайного царя» прорывались и в кре-стьянских восстаниях и казацких бунтах.
Экстравагантный политический проект был у русской секты скопцов, последователей быв-шего хлыста Кондратия Селиванова. Селиванов, ученик хлыстовки Акулины из под Орла, в пророческом восторге буквально истолковал слова «Евангелия» об «оскоплении» и оскопил сам себя, приравняв данную хирургическую операцию к «огненному крещению» *.
Скопческая ересь распространялась среди хлыстов и крестьянской бедноты. Скопцы считали себя носителями «града Божьего», а окружающий мир рассматривали как «мерзость запусте-ния». В отличие от многих других сект и духовных нонконформистов у скопцов были и по-литические проекты. Они были убеждены, что Кондратий Селиванов есть, на самом деле, «чудом выживший царь Петр Третий, отец императора Павла». Селиванов, согласно некото-рым источникам, встречался с Павлом и пытался склонить его к оскоплению. Согласно скопческим источникам, Павел спросил Селиванова, правда ли, что он — его отец. Селиванов якобы ответил: «Я греху не отец, убелись, стану тебе отцом». «Бельцами» считались те, кто прошел обряд оскопления. Скопцы, на основании языковых созвучий и глубинных сакральных архетипов, создали теории царя-искупителя, а само слово «искупитель» толковали как «оскопитель».
«Тайный царь» Петр Третий, он же Селиванов, рассматривался как такой искупитель-оскопитель, призванный крестить русский народ «огненным крещением».
Показательны «духовные стихи» скопцов (так называемые «Страды»):
От первой зари, от Сион горы,
От Восток страны, от Иркутския,
От Иркутския, от Французския,
Летят голуби, летят белые,
Летят тучами за крест мучимы.
Все скопцы — бельцы земли греческой,
Именитые, знаменитые,
Знамена несут, кандалы трясут,
В колокола звонят, cокола манят,
С нами Бог — Богам,
С нами Царь — Царям,
С нами Дух — Духам*.
Сами скопцы утверждали, что Селиванов встречался с Пугачевым и подвиг его на восстание (любопытно, что некоторые последователи считали «тайным царем» самого Пугачева).
Это кажется абсолютно бессмысленным, если не учитывать архетипические сакральные мо-дели. Показательно, что видный активист скопчества камергер Еланский, вполне серьезно предлагал императору Александру I проект «скопческой кадровой революции», согласно ко-торому Россией должны править скопцы, отличающиеся всеми качествами, необходимыми для оптимально эффективного исполнения чиновнических обязанностей (в частности, скоп-цы не употребляли алкоголь, не курили и т.д.).
Понимание Политического в трех циклах православной истории
Семь основных принципов Политического в православно-христианском понимании на трех основных этапах христианской истории формулируются следующим образом.
Катакомбный период (от эпохи апостолов до Константина)
1. Власть: против языческой онтологии императорской власти, и религиозной доминации иудейского жречества.
2. Цель, проект: спасение общины избранных и мира через церковное коллективное таинство.
3. Иерархия: общинность; церковная иерархия: верные, священники, епископы.
4. Правовая система: этическое переосмысление римского права.
5. Коллективная идентификация: принадлежность к церкви Христовой.
6. Насилие: культ страдания, причем страдание рассматривается как благо, идеал — мучени-чество.
7. Ценностная система: вера в Христа Спасителя.
Византийский период (плюс двести лет Святой Руси) — от Константина до падения Царьгра-да.
1. Власть: православная симфония (гармоничное сочетание церковного и светского начал в лице патриарха и императора), василевс (император) понимается как «катехон», «удержи-вающий».
2. Цель: общегосударственное вселенское (эйкуменическое) спасение; обожение, преображе-ние мира, общегосударственная общенародная литургия.
3. Иерархия: интеграция сословий в общем деле спасения с сохранением основ римской со-циальной иерархии, переосмысленной в христианском ключе.
4. Правовая система: Преобладание сотериологического (сотериология — учение о спасении; «сотер», «soter» по-гречески — спаситель) и этического сознания над правовым.
5. Коллективная идентификация: православное царство; православное общество, где граж-данство в большинстве случаев совпадает с православным вероисповеданием.
6. Этизация насилия: внешние и внутренние враги православной империи отождествляются со злым началом, дьяволом, который ворочается в бездне, стараясь стряхнуть с себя оковы «тысячелетнего царства» света; к этому разряду относятся и еретики — «внутренние враги» *.