16 Март 2011

Философия Политики




6. Концепция революционного насилия:
Нонконформизм обращается к насилию, потому что для утверждения альтернативной моде-ли необходимо сокрушить существующую. В нормальном случае в любой политической сис-теме насилие направлено против тех, кто нарушает внутреннее законодательство, основные нормативы Политического, а также для отражения потенциальной внешней агрессии или завоевания чужих пространств. Революционное же насилие направлено в совершенно другую сторону — против существующей системы и, подспудно, против той сакральности, на которой она основана. Таким образом, революционное насилие несет в себе элементы новой «титаномахии», с надеждой на иной исход — отличный от классической греческой мифологии, где победу в битве с титанами одержали боги.
Революционное насилие есть восстание против существующей системы на основе сакраль-ных предпосылок. Это принято называть «идеологической войной».
7. Ценностные системы:
Нонконформизм настаивает на смене ценностных систем. Политическое служит той зоной, тем оперативным полем, где находятся механизмы эффективного осуществления этой смены.
Политическое не может само порождать ценностные системы, но оно является тем инст-рументом, с помощью которого решается судьба этих ценностных систем. Оно не произво-дит ценностей, но в зависимости от состояния Политического доминация ценностных систем меняется (или остается прежней). Онтологический нонконформизм является производителем альтернативных ценностных систем, которые внедряются в Политическое с помощью революции или ее аналога.
Таким образом, несмотря на то, что может сложиться впечатление, будто политический нон-конформизм является лишь нигилистической стороной политического процесса, что рево-люция — это только разрушение и отрицание, — на самом деле, это не так, поскольку именно в нонконформной среде и происходит формулировка новых ценностных систем, которые будут лежать в основе грядущей сакральной модели, предопределяя ее качество и ее структуру.

Глава 9. Код «манифестационизм-креационизм» в истории религий (влияние на социологическую структуру Полити-ческого)
Место религии Откровения в десакрализации Политического
Каким образом, двигаясь по какому маршруту, человечество переходит от традиционного общества и сакрального понимания политического к обществу современному с современной трактовкой политики? Каково качество той промежуточной стадии в этом процессе, где находятся истоки современности?
Существует некоторое концептуальное пространство, где сакральная цивилизация делает решительный шаг в сторону десакрализации, но не переходит к ней окончательно. Этот мо-мент совпадает с появлением религии Откровения.
Форма религии Откровения является промежуточной реальностью между сакральным (традиционным) обществом и обществом современным (десакрализованным). Философские предпосылки к тому типу социально-политической структуры, которая свойственна совре-менности, мы обнаруживаем именно в догмах религии Откровения.
Всю политическую историю человеческих обществ можно представить как постепенный процесс десакрализации Политического. Этот процесс имел различные стадии и особые пе-реломные, пороговые моменты. Социально-политические системы, связанные с монотеисти-ческими религиями, представляют собой такой растянутый на тысячелетия концептуальный переломный момент.
Профанизм и избирательная сакральность
В контексте религий Откровения впервые происходит строгое отделение профанического от сакрального; строго говоря, профаническое как таковое появляется именно на этом этапе, поскольку ранее его не существует — есть только «недостаточно сакральное» или «темная сторона сакрального»; сакральное может быть истощено или рассеянно, но даже в таком «умаленном» качестве оно остается самим собой, а не становится чем-то иным.
Религия Откровения постулирует «частичность, избирательность сакрального». Монотеизм основан на том, что все аспекты реальности делятся на две фундаментально различные по своей природе категории. С одной стороны, есть священное, а с другой — несвященное (профаническое). В сакральном мировоззрении священно все — от мусора до высочайших идей. Боги и элементарные низменные проявления человечества одинаково вписаны в некоторую систему священных символов, закономерностей, наделены духовным смыслом. Религия Откровения, со своей стороны, утверждает, что есть вещи, наделенные определенным духовным смыслом, а есть вещи не наделенные. Это означает, что в социально-политической, хозяйственной, культурной, общественной жизни возникают сектора, полностью лишенные по своей природе прямой и непосредственной связи с истоком бытия, жестко отстраненные от «иерофании».
Эти аспекты профанического бытия отныне могут быть рассмотрены сами по себе, исходя из внутренне присущего им качества — в отрыве от целого. Между иерофанией и всей реально-стью впервые возникает непроницаемая стена — та, которая отделяет «стоящих внутри хра-ма» от «стоящих вне его».
Religio: объединение разделенного
Принято считать, что религия Откровения возникла при Аврааме, первом патриархе, поэто-му все разновидности религий Откровения называют «авраамическими» (или авраамической традицией).
«Религия»,»religio» — латинское слово, которое означает «связь», причем это действие «связы-вания» имеет оттенок «повторного связывания» (дуплицирующая частица «re-»). Таким обра-зом, в значении этого слова содержится обращение к двум качественно различным вещам, которые являются разделенными, причем в самом слове содержится намек на то, что этого разделения ранее не было, но после определенного момента оно произошло, и теперь необ-ходимо восстановить утраченное. Самое общее понимание двух раздельных реальностей, которые предстоит связать, можно определить как пару «священное» и «профаническое». Ре-лигия — это то, что связывает профаническое со священным.
Сакральное же, в свою очередь, не знает, что такое профаническое, оно не связывает одно с другим, так как никогда не дает четкого определения относительно того, что является одним, а что — другим. Принцип сакрального — «все во всем» («panta en panti»).
Религия Откровения уникальна в том, что впервые радикально разводит посюстороннее и потустороннее. Между причиной и следствием возникает совершенная необратимость.
Трансцендентность и единственность
Рассмотрим термин «трансцендентное», т.е. «запредельное».
Религии Откровения исходят из трансцендентности божества. Трансцендентность Бога означает: Бог есть то, что лежит за пределом. Представление о пределе, составляющее важ-нейший элемент религии, абсолютно невозможно отыскать в структурах сакрального. Этот предел разделяет два сектора реальности — божественную и небожественную, находящуюся по эту сторону от предела. Понятие «трансцендентности» и самого предела является важ-нейшей парадигмой авраамизма.