16 Март 2011

Философия Политики




Нигилизм в сфере философии политики
В явлении «кратополитического минимализма» (и, в частности, в политической философии «анархизма») мы сталкиваемся с тенденцией занижения фундаментальности Политического, придания ему второстепенного характера, технологического и инструментального с ним об-хождения, непризнания его изначальности и причастности к глубинным истокам бытия. Но поскольку Политическое, как показано выше, есть нечто тотальное, то в этой тотальности, по определению охватывающей собой все, должны содержаться не только положительные возможности самоутверждения, но и парадоксальные зерна самоотрицания, своего рода «микробы нигилизма». Философия политики, чтобы быть полноценной, должна внимательно изучать нигилистические тенденции, подвергающие отрицанию саму эту философию. Более того, развитие этих нигилистических тенденций, их диалектическое взаимодействие с тенденциями позитивными и утвердительными, напряженность, возникающая в таком взаимодействии (часто противодействии) составляет нерв политической истории, распознанной в ее философских основаниях.
Суть философско-политического нигилизма состоит в отказе признавать за Политическим качество тотальности и онтологичности. Его формулами являются следующие:
- политика не есть нечто тотальное;
- политика не есть нечто онтологичное;
- политика не есть нечто философское;
- политика не есть нечто изначальное.
Можно подытожить эту цепочку высказываний так: политика не есть Политическое, Поли-тического (с большой буквы) не существует.
Исследование нигилистического сектора входит в компетенцию полноценной философии политики: исследуя болезнь, мы лучше понимаем, что такое здоровье.
Цель и проект
Вторая форма проявления Политического — цель или проект общества. Тотальная политика выражает себя через цель или проект. В этом телеологическом определении политики про-является способность человека к проектированию будущего. Здесь воля и сознание сливают-ся в нечто единое. Через телеологическое измерение политики, через политически сформу-лированную, объявленную и реализуемую цель человеческое общество и отдельный человек влияют на ту реальность, которая созидается вокруг, определяют ее основные параметры. Без власти или вне власти как осевой линии политики, конечно, никакой цели, никакого проекта реализовать невозможно. Сама власть как некоторое внутреннее измерение политики, как центр, как ее наиболее онтологическое измерение, будет бессмысленной, если не будет ставить перед собой цели и реализовывать определенный проект.
Между целью и властью существует теснейшая взаимосвязь. Если носитель политической власти — кто бы им ни был: народ, отдельно взятый человек, монарх, вождь или класс — не способен обратить ход исторического процесса к определенной цели, реализовать тот или иной проект, значит у него, по большому счету, этой власти нет или она не полна.
Власть становится фиктивной в том случае, если не способна выдвинуть, сформулировать и реализовать цель. Цель масштабную, сопоставимую с теми категориями, — бытие, смысл, воля, история, миф об истоках и т.д., — которыми оперирует тотальная политика.
Построение справедливого общества или усиление государства, смена конфессии или, на-оборот, сохранение религиозного уклада, проведение той или иной политики в отношении этносов, бережное сохранение устоев или культурный рывок, завоевание и освоение новых территорий или охрана границ, мобилизация хозяйственных сил для технологического бро-ска или предоставление экономике возможности свободно развиваться по ее внутренним законам — это и есть политические цели. То, что не обладает судьбоносным измерением, не принадлежит к сфере подлинной политики.
Подчеркнем один момент: русское слово «цель», происходящее от греческого «teloz», также этимологически связано с немецким корнем «Heil» — здоровье. «Цель» подразумевает пред-ставление о целостном, это этимологически близкие слова.12
Цель как задача и целое как общее, совершенное, законченное — очень близкие вещи. Цель не может быть обращена к частному, частное не может быть целью. Когда цель целостна, тогда она приобретает измерение тотальности, измерение Политического, она становится политической целью.
Наличие у Политического цели признается не всеми политическими учениями. Там, где в основе отношения к политике лежит онтология, философия, телеология признается и кон-цептуально оформляется, Политический проект — предназначение, цель общественного пути — ясно декларируется, Политический организм — государство, партия, социальные слои, про-стые граждане — обретают четко обозначенный горизонт, достижение которого составляет для них высший смысл коллективного существования. Цель может быть самой разной в за-висимости от конкретики политического устройства, но в любом случае она играет роль смыслообразующей инстанции для всего общественного бытия.
Политические учения, отрицающие цель
Существуют политические теории, отрицающие общественную цель. Это либеральные кон-цепции, отчетливо развитые Фридрихом фон Хайеком и Карлом Поппером.
Согласно этим авторам, наличие у политического общества любого проекта чревато неоп-равданным насилием, стремлением подчинить отдельных индивидуумов, ориентированных на реализацию частных интересов, абстрактному вектору, из этих интересов (ни вместе, ни по отдельности) не вытекающего. Либералы стремятся доказать, что любой масштабный по-литический проект автоматически ведет к ограничению или подавлению свобод индивидуу-мов. Исключением является проект «открытого общества», который, мыслится ими как, сво-его рода, «антипроект». С позиции философии политики, столь радикальные выводы либе-ральных мыслителей заставляют отнести их самих к разряду «политических нигилистов», отрицающих онтологическую сущность политики в целом.
Структура неравенства (иерархия)
Следующий аспект проявления Политического — утверждение иерархий, манипулирование с неравенством, распределение общественных функций. Эмпирическим фактом является то, что индивидуумы не равны. Фридрих Ницше, подчас вынужденный с пафосом напоминать об очевидных вещах, о которых оптимистические гуманитарии и восторженные филантропы XIX века постоянно забывали, сформулировал поразительный по краткости (абсолютно бездоказательный, но при этом абсолютно истинный) тезис: «Братья мои, люди не равны!».
Неравенство людей, о котором говорит Ницше, есть эмпирический факт, а политическим не-равенство становится, не просто когда мы констатируем объективное неравенство («одно не похоже на другое»), а когда та или иная модель неравенства утверждается вопреки или в ущерб другим. Политическое не утверждает неравенства: люди являются неравными не по-тому, что они вступают в сферу Политического. Политическое само по себе не навязывает им структуру неравенства, оно лишь тем или иным образом оперирует с ней как с данно-стью, организуя ее в соответствии со своими предпочтениями.