16 Март 2011

Философия Политики




Герман Вирт связывал древний матриархат с особым типом «арктической культуры».
Подробнее см. А.Дугин «Философия традиционализма», М., 2002 — гл. «Тайная мать», его же «Орден Пречистого Единорога», «Наука и религия», М., 1995.
См. книгу историка религий Мирчи Элиаде «Кузнецы и алхимия», СПб, 1997, где подробно описана функция кузнецов в традиционном обществе.
См. Р.Генон «Царство количества и знаки времени», М., 1998.
Примером этому может служить создание реакционной католической тайной организации «La Sapiniere» для борьбы с чисто мифическим «заговором сатанистов». См. «Politica Hermetica» № 6, Paris, 1992.
Окончательной ясности в отношении составителя «Протоколов сионских мудрецов» в исто-рической литературе нет. Почти нет сомнений, что при их изготовлении использовалась по-литическая сатира Жюли «Диалог Маккиавелли и Монтескье в аду», которая сама по себе есть образец конспирологической интерпретации политических процессов. Доверие вызывает гипотеза о причастности к их составлению французского оккультиста Папюса, писавшего регулярно в журнале «Покрывало Изиды» под псевдонимом «Niet» статьи антисемитского содержания, предназначенные адресно русской знати, проводящей сезоны в Париже. Папюс позже прибыл в Россию, где был близок к царской семье. Личное участие Папюса в масонских ложах объясняет его знакомство с определенными подробностями. Занятно, что русский популяризатор «Протоколов» крайний консерватор Сергей Нилус обвинял самого Папюса в причастности к «иудео-масонскому заговору», тогда как вполне вероятно он-то и был автором фальшивки, на которую Нилус ссылался как на заслуживающий доверия документ.
См. по этому поводу исчерпывающее исследование Les Protocoles des Sages de Sion, par Pierre-Andre Taguieff. Tome I : Un faux et ses usages dans le siecle ; tome II : Etudes et documents, Berg International, 1992.
В 1997 г. в США вышел фильм, специально посвященный конспирологии, который так и называется «Теория заговора», «Conspiracy Theory» (реж. Ричард Доннер, в ролях Мэл Гибсон, Джулия Робертс). Главный герой, вначале представлявшийся клиническим сумасшедшим, объясняющим реальность с помощью нелепых теорий и превративший свою квартиру в хит-роумный арсенал шпионских принадлежностей, постепенно оказывается вполне вменяемым и проницательным человеком, распутавшим клубок сложнейших интриг, на самом деле со-ставляющих суть современного американского общества.
Глоссарий
«Митраизм» — культ иранского бога Митры. Синкретическая религия митры, в центре кото-рой стоял ритуал «taurobolh» (греческое «убийство быка»), получила широкое распростране-ние среди римских легионеров.
«Конспирология» — русская калька с английского слова «conspirology» (английское «conspiracy», «заговор» и греческое «logos», «учение»). Аналогичный термин на французском — «le conspirationnisme». Впервые этот термин в русский политологический глоссарий введен А.Дугиным в 1991 г. Так же называлась книга А.Дугина, вышедшая в Москве в 1993 г.

Глава 7. О роли «шута». Эволюция жреческих функций. Ме-тафизика смеха
Шут появляется в окружении королей в эпоху Средневековья
Из литературы и истории мы знаем, что рядом с царями, правителями, вождями постоянно встречается фигура шута. Так как власть (царь, князь и т.д.) имеет центральное значение для всей структуры Политического, то закономерен вопрос — какова функция шута, который стоит столь близко к суверену и который, как свидетельствуют хроники, подчас значительно влияет на принятие им серьезных судьбоносных решений?
Шут появляется в царском окружении начиная с определенного исторического момента. В древних обществах такого явления нет. В них устойчиво наличествует традиционная пара — Артур и Мерлин, цари и жрецы. Лишь в христианскую эпоху и особенно в Средневековье мы начинаем все чаще встречаться с противоречивой, сложной, но неизменно присутствующей в окружении высшей власти фигурой королевского шута или его аналогов.
Редукция жреческого начала
В структуре сакральной власти «королевский шут» занимает место «Мерлина», т.е. выполня-ет некоторые структурно жреческие функции, которые духовное владычество выполняло в полноценной модели Политического.
Но как случилось, что величественная фигура жреца, погруженного в созерцание неподвиж-ных световых реальностей, высшая из традиционных каст, была низведена до столь жалкого состояния — бедного увеселителя самовластных князей, отпускающего скабрезные шутки и собирающего тумаки и затрещины на бесконечных пирушках праздной знати?
В такой перемене можно выделить две причины — во-первых, данная ситуация сложилась в ходе «революции кшатриев», когда воинское сословие резко принизило статус жреческой касты, а во-вторых, одна модель жречества (религиозное священство) вытеснило жрецов предшествующей традиционной формы. Часть жрецов предшествующей сакральной систе-мы перешло в новую религиозную структуру, но остался определенный процент тех, кто до последней возможности хранил верность древним обрядам, культам и учениям.
«Шуты» являются особым — частным и редуцированным — случаем жречества. Теперь нам становится понятным, по какой логике они оказались в такой близости от высшей власти и на чем основывается их влияние на нее. «Шут» — новое издание древнего Мерлина после ре-волюции кшатриев и христианизации общей социально-политической системы.
Христианское священство отчасти взяло на себе жреческие функции, но между религиозной церковной структурой христианского клира и функцией жрецов в древней структуре тради-ционного общества существовал довольно серьезный зазор. Причем этот зазор имел прямое отношение к сфере Политического. Он-то и был заполнен фигурой «королевского шута».
Интеллектуальная интуиция
В традиционном обществе существовало представление о нескольких типах мышления, при-близительно соответствовавших кастовым делениям. Высший тип мышления, «интеллекту-альная интуиция»*, представляет собой специфический атрибут жреческого сословия. — Это духовное проникновение внутрь предметов, явлений, событий.
При определении предмета философии речь шла о мудрости, софии, онтологической форме знания. Это имеет к интеллектуальной интуиции самое прямое отношение.
Интеллектуальная интуиция основана на сверхрассудочном познании. Там, где структуры рассудка некомпетентны — например, везде, где речь идет о сфере первых причин, высших начал (там простая человеческая логика бессильна), в дело вступает особый орган, способ-ный к прямому созерцанию принципов. Вместе с тем сверхрассудочная модель познания со-держит в себе основные модели рассудочного мышления и при необходимости легко пере-ходит от высшего (сверхрассудочного) уровня к низшему (рассудочному). Поэтому данный тип мышления назван не просто «интуицией», но «интеллектуальной интуицией». В полно-ценной структуре сакрального общества этот метод познания признается наивысшим и соот-ветствует касте жрецов.