16 Март 2011

Философия Политики




«Секретные досье» — телеконспирология
Второй пример конспирологии — популярный теле сериал «X-files», «Секретные материалы». Сюжеты сериала взяты из субкультурной среды, сформировавшейся преимущественно в США начиная с 50-х годов и ставших масштабным явлением к середине 80-х. Эта среда со-стоит преимущественно из протестантских фундаменталистов, а также некоторых других крайне консервативных политико-религиозных групп, которыми изобилует периферия аме-риканского общества. Немалую долю внесли и представители «неоспиритуализма», движе-ния New Age, «радиостезисты», экстрасенсы, а также носители неомифологии эпохи хиппи. Для этой категории людей характерно упрощенное понимание социально-политической ис-тории, тяготение к простым схемам, объяснение сложных событий мировой истории, и осо-бенно кризисов и социальных проблем, экстравагантными теориями на основе конспироло-гии.
Агенты ФБР Малдер и Скалли из серии в серию перелистывают классические сюжеты аме-риканской конспирологии — засекреченные ЦРУ инопланетяне, психотропное оружие, втор-жение демонов, теллурические излучения, оживленные мертвецы, черные вертолеты, злодеи в лоне Федерального Правительства, зловещие секты, получившие доступ к центру власти и т.д. «X-files» представляют собой своего рода «дайджест конспирологии», где подобрана вся панорама интерпретационных сюжетов — от самых расхожих (про заговор инопланетян, са-танистов, людоедов и сектантов при попустительстве Федерального Правительства) до са-мых нелепых (заговор «древесных людей» и т.д.). Там, где рациональное сознание отступает перед недостатком информированности и воздерживается от обобщающих выводов при яв-ном недостатке аргументов, сознание архаическое, целостное, глубоко укорененное в психи-ке обывателя, обращается к инстанции, способной мгновенно разрешить все нестыковки и противоречия. Фантастичность этой инстанции ничуть не умаляет ее познавательной функ-ции. Благодаря «тайному» и «секретному» мир, как это ни парадоксально, становится понят-нее и прозрачнее.*
Тайное общество с прогрессистской точки зрения
Люди, которые уверены, что Политическое только прогрессирует, относятся к тематике тай-ного общества однозначно отрицательно и высокомерно. Они считают, что такие сюжеты относятся к разряду пережитков, сходных с институтами религии, но апеллирующих к еще более архаическим мотивам, нежели развитые традиционные конфессии, имеющие социаль-ную историю и относительно рациональную теологию.
Фактор «тайных обществ» является здесь несущественным, поскольку их функции для про-грессистской модели не имеют большого значения. Так как древнее интерпретируется здесь с позиции настоящего (современного), а в настоящем фактор «тайны», «тайной стороны бы-тия» никакой роли не играет (разве что в смысле спецслужб, seсret services), то этому явле-нию почти не уделяется никакого внимания — как бесконечно малому элементу перед лицом куда более серьезных и весомых вещей: экономики, промышленного развития, системы вла-сти и управления, хозяйства, светской культуры и т.д. На тайные общества классическая прогрессистская политология не обращает никакого внимания, рассматривая их как на нечто несущественное. Даже там, где исторические «тайные общества» — например, масонство — попадает в сферу исследования историка или политолога прогрессистского направления, разбору подвергается наиболее внешняя, социально очевидная сторона. Масонские ритуалы и доктрины, сложные обряды и запутанные предания, системы градусов и пышных титулов — все это упоминается мельком. Существенным представляется участие масонских лож в социальных революционных событиях, антиклерикальные акции, трансляция лозунгов — например, «Свобода, равенство, братство» — на широкие народные массы и т.д. Следовательно, даже тайное общество рассматривается здесь как нечто более или менее явное, проявляющее себя открыто и постепенно утрачивающее архаическое наследие древних эпох.
Тайное общество и перманентизм
Перманентистская модель, которая предполагает, что общество принципиально не меняется, ни в лучшую, ни в худшую сторону, рассматривает функции тайных обществ следующим образом.
Перманентисты признают существование и значимость тайных обществ. Но они не склонны, в отличие от традиционалистов, во-первых, говорить о деградации тайных обществ, и, во-вторых, признавать наличие «черного» и «белого» тайных обществ. Вместе с тем, они от-нюдь не отрицают и не сбрасывают со счетов этот фактор, как поступают прогрессисты.
Перманентисты считают: тот сектор Политического, за который отвечают в традиционном обществе тайные общества, никуда не исчезает; тайные общества и их современные аналоги как играли важную роль, так и продолжают играть; такова структура сакрального — у него есть внутренний центр и внешняя периферия. Для перманентистов «тайное общество» есть структурный элемент социальности, который можно идентифицировать в самых различных типах Политического: в одних случаях это имеет ясную институциональную структуру, в других — требует пристального анализа того, какая именно инстанция парадигмально выполняет функцию «Мерлина». В некоторых случаях, с такой точки зрения, «тайные общества» не обязательно должны сопрягаться с мистическими доктринами и инициатическими ритуалами — эту роль могут играть система научных званий, экспертные клубы, группы интеллигенции и даже разновидности модных молодежных течений. Так Мирча Элиаде в «инициатической» перспективе интерпретировал психоделическую культуру хиппи, моду раннего панка и т.д.
Нелепость многих конспирологических гипотез и мифов не должна служить основанием для того, чтобы пренебрегать этой областью. Изучающий философию политики должен быть компетентен и в этой скользкой области, чтобы корректно интерпретировать структуры Политического как в прошлом, так и в настоящем. Другое дело, что оперировать с конспирологией следует осторожно, точно подбирая концептуальный инструментарий исследования, и стараясь не попасть в ловушку наивного доверия или ехидного скепсиса, которые в равной степени лишь уводят от адекватной оценки этого неоднозначного явления.
Примечания
М.Элиаде «Тайные общества. Обряды инициации и посвящения», — М.-СПб., 1998.
См. Р.Генон «Духовное владычество и временная власть», М., 2000.
Юлиус Эвола, «Тайна Грааля», перев. А.Дугина, «Милый Ангел» №1, М., 1990.
См. А.Дугин «Орден пречистого единорога», «Наука и религия», М.,1995.
«Опахивание деревень» — древне-русский обряд, сохранившийся у крестьян вплоть до начала ХХ века, когда группу обнаженных женщин запрягали в плуг, и они должны были майской ночью провести борону вокруг деревни, чтобы отогнать от нее злых духов; мужчинам было строго-настрого запрещено присутствовать при этом, под страхом получения от женщин фи-зических увечий.