16 Март 2011

Философия Политики




Об интерпретации советского строя как нового издания «Московской Руси» мы уже говори-ли. В СССР существовала парадоксальная «советская сакральность» — пирамида на Красной площади, мумификация вождя мирового пролетариата, массовые шествия, партийные ритуа-лы и т.д.
Сакральность обществ Востока может быть прямой или завуалированной, но она во всех случаях весьма устойчива.
Запад отличается последовательной ориентацией на десакрализацию Политического. Имен-но здесь в последние века смена формаций или революции низших каст (сословий, классов) против высших стали преобладающей тенденцией.
Запад не просто сторона света, где сакральное начало ослаблено или замутнено. Это геогра-фическая и геополитическая зона планеты, которая сделала из десакрализации свое кредо, взяло ее на щит в качестве цели для самой себя и для всех остальных регионов планеты.
Следует заметить, что не всегда физическая география совпадает с географией цивилизаци-онной. Так, например, страны Магриба, Северо-Западная Африка по своей цивилизационной структуре принадлежат к Востоку, а Восточная Европа (географически гораздо восточнее, чем Магриб) — Запад в сравнении с ними. Так, к цивилизационному Востоку следует причислять и страны Латинской Америки.
«Восточность» в цивилизационном смысле — это качество синонимичное сакральности, тра-диционному обществу.
Основные элементы Политического в сакральном обществе
Определим семь основных элементов Политического в парадигме сакральной системы.
a) Власть в сакральном обществе концентрически сводится к центральной точке — к полюсу, суверену.
Этот царствующий субъект есть сумма сакрального и, соответственно сумма Политического. Если иерархия полноценна, то за царствующим видимым субъектом простирается невидимое владычество жрецов, проникающее во всю структуру Политического. Духовное владычество поддерживает духовно и пронизывает временную власть.
Власть в таком случае не средство, а самоцель. Она существует не как инструмент, но как ответ и последняя инстанция в политике, поскольку структуры Политического совпадают со структурами самого бытия.
Сакральная власть есть альфа и омега сакрального общества. Это справедливо даже там, где иерархия существует в урезанном виде.
Сакральное отношение к власти — даже когда, с точки зрения Традиции, она не полностью легитимна — предполагает осознание ее как «понтификата», той точки в общественном бы-тии, где посюстороннее смыкается с потусторонним, земное с небесным.
Царь, император, хан и его современные аналоги — вождь, президент — помещаются в онто-логическом и антропологическом центре общества. Через них народ приходит в живое со-прикосновение со сверхчеловеческими уровнями бытия. О правителях слагают легенды и мифы. В некоторых случаях власть обожествляется. В Египте фараонов считали богами.
В христианской цивилизации тоже наличествует сакрализация власти — особенно в визан-тийской модели, где царь-василевс видится как преграда для прихода антихриста (теория «катехона»). Подобное видение было перенесено и на русских Московских царей после па-дения Царьграда, и отчасти сохранилось до настоящего момента в отношении русских людей к своим правителям.
b) Цель сакрального общества состоит в стремлении к соответствию вечному (надвременно-му) архетипу.
«Вечный архетип», о котором идет речь, это «мировая душа» Платона, «дхарма» индусов, «аша» зараострийцев, «тысячелетнее царство» христиан и т.д.
Это организация бытия, общества, политики в соответствии с Традицией с небесными архе-типами, с вечным, неизменным, невидимым божественным установлением, Промыслом.
Иными словами, проект сакрального общества — это соединение нижнего с верхним, верное отражение верхнего в нижнем. Знаменитое высказывание Гермеса Трисмегиста «что сверху, то и снизу» можно применить и к структуре Политического.
В сакральном понимании Политическое рассматривается как один из аспектов бо-жественной структуры мира, следовательно, укрепление этой божественности, фиксация богоприсутствия в структуре политического устройства является высшей целью общества. Политическое здесь теоморфно и теофорно. Отсюда возникают теории «богоизбраного народа», «богоносного народа», священных империй, в частности, «Святой Руси» и т.д. В Политическом воплощается архетип, и, следовательно, цель общества -способствовать этому воплощению, укреплять, развивать и поддерживать его.
Если учитывать миф о деградации, свойственный традиционному обществу, то эту цель можно определить также как стремление к «вечному возвращению».
с) Иерархия в структуре сакрального основана на кастовом принципе, на идее полного есте-ственного и священного «промыслительного» соответствия касты человека и его духовной природы.
Эта иерархия видится как нечто безусловное, вытекающее из самой сути вещей.
Существовали особые формы для определения касты в сомнительных случаях. В Индии для определения касты ребенка-подкидыша существовали специально разработанные ритуалы. В ходе одного из них ребенку дают погремушку и по его поведению определяют, к какой касте он принадлежит. Если он игнорирует погремушку, погружен в задумчивость — значит, он брахман. Если он бьет погремушку, проявляет агрессивность — значит, он кшатрий. Если он прижимает ее к себе, т.е. стремится обладать ею, сделать ее своей собственностью — он вайшья. Если же он бестолково кричит, плачет, ничего не понимает, всего боится — значит, он шудра.
В традиционном обществе существует онтология неравенства.
Неравенство, таким образом, признается, институционализируется в соответствии с кастовой системой (или ее аналогами).
d) Правовая система вытекает из общего сакрального закона (как правило, истолковываемо-го жрецами).
В основе права лежат священные предания, на основании которых определяются нормы по-ведения, решаются спорные ситуации. Право в истоках сакрально — будь-то законы Ману в Индии, «законы Нумы» в Древнем Риме. В некоторых традиционных обществах юридиче-ские вопросы довольно подробно рассматриваются в самом основном религиозном тексте: таковы «Тора» евреев, «Коран» мусульман, «Зенд-Авеста» зароастрийцев, в «Ведах» и «Пу-ранах» индусов также много чисто юридических предписаний.
Надзор за соблюдением правовых норм составляет социальную функцию касты воинов, ко-торые чаще всего отвечают за решение административных вопросов, решают споры и возни-кающие правовые коллизии. Судебная функция входит в круг полномочий княжеской (королевской) власти.
Общее сакральное право дифференцировано по кастовому принципу. Каждая каста имеет свою версию правовых кодексов. В частности, «Бхагават-гита» (центральная часть «Махаб-хараты») представляет собой индусский кшатрийский сакральный этический и правовой кодекс по преимуществу, иллюстрирующий общие нормативы индусского общества применительно специально к касте воинов.