16 Март 2011

Философия Политики




В социально-политической сфере этому соответствовала ранняя демократия греческих поли-сов — в частности, Афинская демократия.
Показательно при этом, что «революция вайшьев» вообще не учитывала низшую касту — «шудр». Из разряда «общечеловеческого» исключались «рабы», «шудры», которые остава-лись вне зоны внимания такого эгалитаризма. Когда в Новое время в Европе произошла це-почка «буржуазных революций», т.е.захват власти представителями третьей касты, третьего сословия, еще долгое время сохранялось рабство, поражение в правах некоторых социаль-ных и этнических категорий. Кроме того, в «общечеловеческое» третья каста традиционно не включала и женщин, которые наряду с рабами по законам патриархата считались «имуществом» свободного гражданина. Поэтому феминисткам и суфражистскам потребовалось немало времени, прежде чем получить право голосовать вместе с мужчинами, когда европейские демократии были уже в самом расцвете.
Четвертая каста, чандалы
Четвертая каста — шудры. Шудры аналогичны тому, что в Древнем Риме называли «proles» — «производитель детей», — т.е. «пролетариат». Шудры сами по себе не могли произвести ни-чего, кроме потомства, не были способны к организованной деятельности, не обладали раз-витыми техническими навыками. Они не имели своих особых ритуалов и гражданских прав. В других системах их аналоги принято называть «рабами», в Средневековье — «серфами» («слугами»). Шудры в сакральном обществе были чернорабочей силой, инаковой по отноше-нию к другим элементам кастовой системы.
В категорию шудр попадали представители иных племен и народов — либо пленные, либо автохтоны завоеванных территорий. Поэтому они считались «подкастовыми» существами, потерявшими свою качественную природу. В некотором смысле, они не рассматривались как разновидность людей: кастовая система, в целом, исчерпывалась первыми тремя кастами.
Шудры ассоциировались с тьмой, чистым количеством, материей, с силой, называвшейся по-индийски «тамас».
Индусы считали, что шудры не должны участвовать в полноценной сакральности, так как они принадлежат мирам крайней периферии. Именно в этой касте проявляет себя материальность, пребывают вещи, лишенные своего символического значения. Но и у шудр существовали свои обычно смутно описываемые обряды — они поклонялись «теням» и «низшим демонам», «скорлупам» полноценной мифологии. При этом для шудр были открыты и иные возможности, они могли принимать участие в полноценной структуре Политического косвенно — через добросовестное служение своим хозяевам — вайшьям или кшатриям.
Функциональность кастовой системы
Кастовая система в традиционном обществе структурирована исключительно по функцио-нальному признаку. Человек, рожденный в определенный касте, мог и должен был выполнять вполне конкретные сакральные или политические функции. Брахманы были не лучше, чем кшатрии индивидуально, а кшатрии не лучше вайшьев, они просто считались обладающими разной внутренней природой, которая влияла на характер их соучастия в сакральной структуре Политического. Хорошие (и плохие) люди могли быть среди представителей всех каст, включая низшие, но при определении касты речь шла не об индивидуальных качествах, а об «объективной» структуре специфической природы, позволяющей (или не позволяющей) выполнять конкретные функции.
Природа шудр считалась природой тамаса, и соответственно этому формировалось отноше-ние к ним остальных каст. В индивидуальном плане и среди шудр появлялись замечательные личности, которые могли достигать вершин святости через аскетические подвиги, йогическую практику, созерцание. Шудрами были некоторые выдающиеся «пандиты» Индии, сказители сакральных эпосов. Шудра в индивидуальном порядке мог реализовать «высшее тождество», т.е. стать божеством, абсолютом. Но это никак не влияло на структуру его участия в сакральной структуре Политического. Даже в этом случае шудра не мог бы занять в кастовом обществе высокого положения, аналогичного высшим кастам — да и ему в голову это не могло прийти, ведь претендуя на это, он сам рушил бы сакральное основание всей системы, в центр которой он попал благодаря своим личным усилиям.
Пуруша — космический человек
Кроме шудр существовала еще категория париев, изгоев общества, называемых «чандалами». Они были полностью исключены из пределов кастовой системы. Согласно древнеиндийским законам Ману, им даже запрещалось пить из колодцев — влагу им можно было добывать только из дождевых луж, скопившихся в следах диких зверей.
В индуизме есть представление о легендарном первочеловеке-Пуруше, из фрагментов тела которого возникли первые люди. Брахманы произошли изо рта Пуруши, кшатрии — из рук и плеч, вайшьи — из бедер, а шудры — из стоп ног. Чандалы же произошли из пыли под ногами Пуруши. Иными словами, еще ниже шудр было зарезервировано место для совершенно под-кастовых существ, находящихся ниже критической черты человеческого.
В этом можно увидеть иллюстрацию модели максимального гуманизма. — Кастовая система открыта и сверху, и снизу. Сверху — над брахманами — стоит легендарная фигура царя-жреца, который больше, чем человек. Снизу — под шудрами — располагаются парии, которые ниже, чем человек. Сакральная структура Политического в традиционном обществе расположена между этими двумя нечеловеческими полюсами — сам человек есть струна, натянутая между небом и преисподней, между ангелом и зверем (бесом).

Традиционалистское видение: деградация каст
Для самих членов традиционного общества кастовый институт рассматривается как нечто вечное и постоянное. Если в нем происходят какие-то изменения, эволюция (дословно, «раз-вертывание»), то скорее всего они направлены в негативную сторону, как и всякая «новизна», представляют собой упадок и регресс.
Отсюда важный пункт в оценке традиционалистами истории Политического: тезис о дегра-дации каст, о процессе перехода власти в обществе от высших каст к низшим.
Первый этап этого процесса деградации каст — исчезновение, сокрытие царей-жрецов, пе-ремещение этой ключевой касты в мифическую плоскость. Здесь закладывается основание для возможности позднейшего конфликта между высшими кастами — между жрецами и вои-нами, так как баланс их обоюдного соучастия в Политическом рано или поздно может быть нарушен.
Далее следует этап «революции кшатриев». На место сакральной ортодоксии приходит са-кральная гетеродоксия, новые культы, новые модели традиции, ставящие касту воинов в привилегированное положение в ущерб касте жрецов. Князья, как правило, не просто нис-провергают жрецов, они релятивизируют их социальное значение, маргинализируют жрече-ские формы трактовки сакрального. В Политическом начинает преобладать динамическое, силовое, подвижное начало, постепенно освобождающееся от направляющей осевой поляр-ной инстанции. «Революция кшатриев» не ниспровергает Традицию, она меняет ее пропор-ции. Это не десакрализация, это замена одной сакральности на другую, более хаотичную и приземленную, подверженную страстным порывам и эмоциональным решениям. Баланс между концентрацией и экспансией меняется в пользу экспансии.