16 Март 2011

Философия Политики




Под термином «революция кшатриев» понимают, что еще в очень далеком историческом прошлом произошли первые попытки уравнять в правах видимое и невидимое, явное и тай-ное, земное и небесное. Если в совершенной модели традиционного общества невидимое выше видимого, а душа — выше тела, то первые этапы «революции кшатриев» состояли в том, чтобы сказать, что душа и тело равнозначны и, соответственно, король и жрец имеют равные права в управлении обществом.
Следующим этапом деградации тайных обществ жреческого типа является их подчинение светской власти. Когда тайное общество начинает подчиняться светской власти, оно суще-ственно меняет свои функции. Жречество над воинским сословием — это норма общества после распада легендарного единства касты «хамса». Жречество наравне с воинами — начальный этап «революции кшатриев». Жречество под светской — завершение «революции кшатриев».
Примерами победы кшатриев могут служить реформы древнеиндийского царя Ашока (кото-рый ввел в Индии ранний буддизм хинаяны, «малой колесницы», отрицающий касты), раз-гром Ордена Тамплиеров Филиппом Красивым, первый этап европейской Реформации, по-литические нововведения Петра Первого, упразднившего на Руси патриаршество и поста-вившего Священный Синод под управление светскому лицу, назначаемому Царем, предше-ствующие Петру деяния Алексея Михайловича по отрешению Никона и разгрому старооб-рядчества и т.д.
Будучи временной властью, кшатрии тем не менее имеют некоторый предел «освобождения» от духовного вертикального измерения, воплощенного в жрецах. Поэтому даже деградировавшие кшатрийские режимы не могут прийти к чисто профанной, десакрализированной модели. Отходя от полноты кастовой сакральности, они остаются в рамках своего кастового архетипа, который даже в худшем случае, предполагает именно «гетеродоксию». Кшатрии, даже в эмансипированном состоянии, всегда сохраняют связь с сакральным, хотя и особым образом. Это сакральность становления, динамики, силы, действия.
Показательно, что средневековая алхимия называлась «королевским искусством», и многие европейские монархи — в частности, австрийский император Рудольф — активно ею занима-лись. В ходе «революции кшатриев» полноценная сакральность сменяется сакральностью частичной, редуцированной, искаженной, но отнюдь не профанизмом.
Вайшьи и производство знака
Третья каста — вайшьи. В индуистской традиции считалось, что вайшья является неким «усе-ченным кшатрием», у которого жизненная экспансия направлена на материальное обустройство.
Показательно, что, с точки зрения теории трех гун, вайшьям соответствует не отдельная гуна, но смесь кшатрийской гуны раджас (огонь, жар, экспансия) с низшей гуной тамас (мрак, тя-жесть, косность). По качественной стороне сакральность крестьян и ремесленников сближа-лась с сакральностью касты воинов. Показательно, что подчас именно из третьей касты фор-мировались войска ополчения.
В Индии вайшьи считались благородной кастой, «дваждырожденными». В их число входили свободные крестьяне, ремесленники, купцы и все, кто обладал собственностью на средства производства, будь то мотыга или целый цех.
Вайшьи имели свой тип сакральности, такой же деятельный, как и в случае кшатриев, но обращенный к сфере материальных предметов.
В Древней Греции представители всех профессий возводили начало своего ремесла к мистериям, отправляли ритуалы, связанные с этими мистериями. Кузнецы исповедовали культ Гефеста; земледельцы — Деметры; охотники — Артемиды; артизаны и купцы — Гермеса и т.д. С этим связана тема «профессиональных инициаций», посвящений.
Осваивая определенное ремесло, человек вступал в сакральное братство, где существовала особая иерархия, особые секреты, особые обряды. В Древнем Риме существовала Collegia Fabrorum (дословно, «Коллегия тружеников»), чьи символом был двуликий Янус, божество посвящений. Германские гильдии и «цюнфты» имели изначально также инициатическое измерение. Дольше всего сохранившиеся в Европе профессиональные корпорации, практи-кующие инициатические обряды, объединены под общим названием «компаньонаж».
Высшим кастам-кшатриям и брахманам было категорически запрещено заниматься физиче-ским трудом. Брахманы из дел должны были осуществлять только ритуалы, требы, а кшат-рии — практиковаться в воинском искусстве, то есть скорее разрушать, чем создавать. Фи-зический труд считался для высших каст «грехом», потому что в сакральном обществе все, связанное с физическим трудом, относилось к низшей сфере материи, периферийным аспек-там реальности. Брахманы и кшатрии были изъяты из трудового процесса, выступая как он-тологические гаранты этого процесса.
Вайшьи принадлежали к числу людей, которые, напротив, организовывали трудовой процесс. От простых наемных рабочих их отличало то, что создавали они не вещь (товар), но знак. Данная людям материальная реальность должна была быть преображена и из грубой материи претворена в некую форму, имеющую сакральное значение. Знаковая сторона объекта в определенной степени растворяла его материальную природу. Циркуляция вещей была циркуляцией сакральных знаков, практическое их применение — неотрывно связывалось с их символическим зарядом.
Важно заметить, что сфера экономики была изначально областью преимущественно третьей касты. Сам термин «экономика» (греческое » «, «дом» и » «, «распределение», «часть», дословно, «домостроительство», «домоправление») относится к органи-зации материальных предметов в соответствии с определенным порядком, где ак-цент падает именно на функцию упорядочивания. Структура этого порядка связана с символической структурой вещей, которые этому упорядочиванию подвергаются.
Революция третьей касты
В китайской традиции выражением касты вайшьев стала философия моизма. Моизм — учение, противостоящее конфуцианству, его основателем был Мо-цзы (Мо Ди), написавший основной трактат этой школы — книгу «Мо-цзы». Это направление отражало интересы свободных низших слоев китайского общества — земледельцев, ремесленников, торговцев. Основной тезис учения Мо-цзы о «всеобщей любви и взаимной выгоде» — попытка своеобразного этического обоснования идеи равенства всех людей.
Выше мы говорили о случаях неправомочной узурпации брахманами полноты конкретной политической власти и обратной этому «революции кшатриев».Уже в древности мы видим первые попытки представителей третьей касты заявить претензии на власть, противопоста-вив свои кастовые особенности высшим кастам. Это явление нашло отражение в философии и в политике. Как правило, вайшьи становились носителями идеи «эгалитаризма», «равенст-ва», подспудно отрицая не просто право высших каст на полноту власти, но и саму кастовую систему. В религиозной сфере это, в частности, проявилось в раннем индийском буддизме «хинаяны» («малая колесница»), объявившем о том, что «принадлежность к кастам не играет более никакой роли». Позже в других контекстах буддизм сильно видоизменился — кое-где сочетаясь с жреческим (брахманическим) элементом (Китай, Тибет, Монголия), а кое-где став формой кшатрийской сакральности (некоторые буддистские школы Японии, Кореи).