16 Март 2011

Философия Политики




Существует также библейский персонаж Мелхиседек, который описан как «Мелхиседек, царь Салима», о котором говорится, что он сам «приносил жертвы Богу», без посредничества священнической касты, т.е. являлся в то же время и «жрецом». Поэтому Исус Христос назван в послании апостола Павла «первосвященником вовек по чину Мелхиседекову».
Pontife
Христос воспринимается в христианской традиции как фигура, подобная царю-жрецу, толь-ко в абсолютном смысле. Он — и царь мира, и одновременно жрец, первосвященник «по чину Мелхиседекову».
Императоры Священной Римской империи также назывались «понтификами», т.е. «строите-лями мостов».
Это означает, что функция сакрального императора, царя-жреца состоит в том, чтобы соеди-нить верхнее и нижнее, построить мост между потусторонним и посюсторонним.
Сакральные императоры в китайской традиции
В китайской традиции существовала развитая линия императоров-священников. Важное культовое значение имело при этом то, что царь-жрец не должен был править. Его функция заключалась «в деянии недеяния». Царь-жрец не правит, он просто есть. И тот факт, что он есть, дает, как говорят китайские мудрецы, «Поднебесной силу, свет и жизнь», поскольку император вvbc ыполняет глубочайшую духовную функцию, передавая всему сущему таин-ственный свет бытия.
В Китае существовала классическая форма императорского дворца — «Мин-Тань». В зависи-мости от времен года священный император перемещался из одного крыла дворца в другой. Три месяца он жил в летней части, три — в осенней и т.д. Переходы из одной части в другую сопровождаются красочными обрядами, полными развитого символизма. Его передвижение было подобно движению солнца. Царь-жрец (император) отождествлялся с солнечным нача-лом, и сам факт его местопребывания в сакральном дворце, его перемещения по сезонным покоям был совершенно необходимым условием нормального существования государства.
Высшая онтологическая функция сакральной власти
В сакральном обществе фигура царя-жреца являлась смыслом и целью власти, венцом обще-ственной иерархии, основой правовой системы, верхним пределом коллективной идентифи-кации. Он же был первоисточником легитимного насилия и ядром ценностной системы.
Царь-жрец был высшей формой откровения Политического в философском и онтологиче-ском смысле. Царь-жрец не имел никакого предназначения кроме как быть. Не делать, не строить государство, не заботиться о гражданах — все это вторично по сравнению с мистиче-ской задачей, которую решал царь-жрец самим качеством своего бытия. И к этой мистиче-ской онтологической задаче сводился смысл всей политической системы общества.
Необходимо еще раз подчеркнуть, что фигура царя-жреца принципиально отлична и от жре-ческой и от царской касты. Священный император — это не царь, не король, не князь в нашем понимании.
В системе максимального гуманизма из трех возможных антропологических стадий: недоче-ловек (т.е. тот, кто еще не приступил к реализации собственного онтологического потенциа-ла), человек (тот, кто реализует свой потенциал в данный момент) и сверхчеловек (тот, кто уже реализовал свой потенциал), царь-жрец соответствует третьей, воплощая в себе реализо-ванный идеал сверхчеловека, перешедшего к божественному, ангелическому плану бытия.
К фигуре царя-жреца в полной мере применима концентрическая, холистская система онто-логии: царь-жрец есть тот центр, вокруг которого структурируется периферия, то целое, час-тями чего являются отдельные сектора Политического.
Представление о касте царей-жрецов относится к мифологическому прошлому, они сохрани-лись только в остаточной форме, как своего рода ностальгический мотив по утраченной пол-ноте сакральной политики. Общество, управляемое царем-жрецом, описано в сюжетах отно-сительно волшебных стран: подземная страна Шамбала в буддизме, царство пресвитера Ио-анна, Беловодье (мифологическая страна русских старообрядцев).
В исторической реальности известных нам кастовых обществ эта высшая онтологическая функция распадается на две составляющих — отдельно жрецов и отдельно царей.
Высшие касты и миссия брахманов
Кастовую систему лучше всего рассматривать на примере индуистского общества, которое предлагает нам масштабную, детально разработанную юридически систему. В Индии касто-вое деление сохранилось до сих пор, причем почти в той же форме, что и несколько тысяче-летий назад, когда оно существовало у большинства народов.
Есть четыре основные касты («варны» на санскрите — слово «варна» обозначает также «цвет»): брахманы — жрецы, кшатрии — воины, вайшьи — производители, ремесленники, предприниматели, и, ниже всех, шудры — чернорабочие.
Содержательная качественная сторона сакральной иерархии заключена в двух верхних кас-тах — брахманах и кшатриях. На них, собственно, и расщепляется исторически сакральная фигура легендарного царя-жреца, поэтому все сказанное о его функции в структуре Полити-ческого традиционного общества применимо к совокупности двух высших каст.
Касты (варны) — это не сословия, не классы, не социальные слои. Кастовое учение индусов основано на принципе, что человек относится к той или иной касте потому, что сама его ду-ша органически принадлежит к определенной онтологической сфере, имеет ту или иную внутреннюю природу.
Световые аспекты, небесные энергии бытия соответствуют душам жрецов-брахманов бытия, конденсируются в них. Каста жрецов является высшей, сопрягается с наиболее качествен-ными аспектами бытия. Брахманам символически и ритуально свойственны покой, знание, созерцание, центральность, неподвижность. Их символическая позиция — пребывание в не-подвижности. Мимика такова, что по их лицу нельзя ничего прочитать.
Кшатрии, воины, наоборот, принадлежат к промежуточной сфере, между полярными аспек-тами бытия, символизируемым брахманами, и низшими материальными пластами реально-сти, символизируемыми низшими кастами. Кшатрии занимают промежуточное пространст-во в онтологии Политического. Если брахманы отождествляются с вертикалью, то кшатрии ассоциируются с экспансивным движением, горизонталью. Отсюда само слово «кшетра» — «поле», «горизонталь», «протяженность».
Брахманов природа влечет вверх и к центру, они близки свету. Кшатриев тянет к экспансии, к распространению по горизонтали, их природа — жар. Так на «свет» и «жар» расщепляется священный огонь, воплощенный в легендарной фигуре царя-жреца. Низшие касты тяготеют к материи, к телесному, к количеству, ко всему тому, что традиционное общество считало малоценным. В них преобладает гравитация, природа их душ связана с землей и мраком.