16 Март 2011

Философия Политики




Таким образом, сакральность политики в традиционном обществе была следствием общей сакральности мира. В традиционном обществе не было ничего несвященного.
Формула священного
Можно сказать, что для сакрального мировоззрения характерна следующая формула: «А не равно А». Это — «анагогический взгляд» на мир.
Формула «А не равно А» означает, что человек относится к явлениям и вещам как к знакам, указующим на нечто иное. Это символическое отношение к жизни, к миру, к реальности. Любое явление — природное и социальное — рассматривалось как символ, как нечто, повест-вующее об ином, нежели оно само.
Например, монета в традиционном обществе никогда не воспринимается как только монета. Она ценна не столько из-за ценного материала, но потому, что несет на себе знаки, указывающие на нечто иное, на нечто сакральное — например, на царскую власть. Часто на монетах печатались лики царя, императора, мистические символы.
Длительное время в традиционном обществе изготовлять монеты могли только жрецы, пред-ставители жреческой касты. Монета не была равна себе самой, своей стоимости, на которую можно купить некоторое количество товаров, а обозначала собой телесный сгусток духовной энергии. Отсюда особая роль денег (монет) в различных сакральных ритуалах. Таким образом, истоки самой материальной из вещей — денег — лежат в фундаментальных иерофанических сакральных сферах. В мире Традиции «профанного» как такового вообще не существовало. Оно возникло на переходном этапе, когда сакральность сузилась до «внутрихрамовых» пропорций. Тогда, за церковными стенами, и появились первые ростки «современности».
Концентрическая парадигма
От математической (и логической) формулы сакрального перейдем к графическому ее вари-анту.
Парадигма традиционного общества по отношению к миру заключалась в «концентрическом отношении к реальности». Это означает, что реальность воспринималась, в самом широком виде, концентрически. Это отношение можно описать как довольно простую графическую фигуру, где существует протяженная периферия (например, окружность, эллипс, многоугольник и т.д.), в центре которой находится полюс (некое «тайное зерно» или «тайный смысл»). Смысл и зерно могут быть названы «тайными», потому что периферия заведомо больше, а центр, находящийся внутри нее — это единичная точка, бесконечно малая в сравнении с внешней границей, «иголка в стоге сена». Но ценность тех или иных объектов и структур определялась по принципу близости к центру: так выстраивалась «сакральная иерархия», «концентрическая иерархия».
На убеждении, что центр важнее, чем периферия, и основывался традиционный взгляд на мир. Эта концентрическая модель объясняла устройство Вселенной, которая рассматрива-лась как периферия, в центре которой стояло Божество.
Каждая вещь представляла собой соединение периферии, представленной материальной ее стороной, и центра, представленного сущностью, «эссенцией», «духом» вещи.
Точно так же в традиционном обществе была устроена политическая система. По мере при-ближения к единому центру повышался онтологический статус уровня иерархии. Собствен-но, поэтому речь шла не просто об «архии» (т.е. «началии»), но именно об «иеро-архии» (т.е. «священно-началии»). То, что находилось далеко от центра, было максимально количествен-ным и минимально качественным. То, что было ближе к центру, оказывалось, наоборот, мак-симально качественным и минимально количественным.
Из этого можно сделать следующий вывод: поскольку принцип сакральной иерархии рас-пространялся на все сферы, традиционная модель Политического была также концентри-ческой.
Концентрическое представление о реальности отражалось в храмовых постройках, в древ-нейших формах организации городов. Аналогом концентрического устройства реальности может служить символ горы или холма. Внизу горы находится множественность, телесность, а в одной единственной точке, на вершине размещаются пик — единственность, духовность и качественность. При этом ценность единственности, центральности, качественности безмерно высока.
Холизм
Сакральное отношение к миру основано на холизме. Холизм — это представление о том, что целое предшествует частному.
Концепция холизма основана на том, что целое ставится выше, чем частное. Оно не склады-вается из фрагментов путем их сочетания. Целое появляется сразу и синхронно, а на части оно распадается впоследствии. Целое (в холистском понимании) может быть разделено на части, но собрание воедино этих частей не составляет целого.
Фундаментальный принцип холизма — представление о реальности как об организме, а не механизме. Если разобрать механизм, а потом его собрать — он будет точно таким же. Если разъять живое существо, восстановить его, как правило, в том же самом состоянии нельзя. Механистическое отношение к миру, представление о мире, о человеке как о машине являет-ся антитезой холизма, атомизмом.
Политическое в сакральном обществе не складывается из отдельных атомов (элементов) в различных случайных конфигурациях, наоборот, изначально присутствующее единство, высшая ценность, абсолютная идея диктует периферии, отдельным частям, как соединятся в ту или иную форму или структуру.
Касты как выражение сакрального
В индуистской традиции все касты описаны очень подробно. Жрецы называются «брахма-нами», воины — «кшатриями».
В индуизме утверждается, что брахманы — это наивысшая каста, кшатрии идут следом за ней. Это естественно, поскольку брахманы занимаются невидимым миром, кшатрии — видимым. В традиционном индуистском обществе невидимое поставлено выше видимого, отсюда и такое соподчинение.
С незапамятных времен и до настоящего времени индийское общество строится именно на такой кастовой системе.
Царь-жрец
В полноценной картине политического устройства в традиционном обществе на вершине иерархии стоит уникальное существо — царь-жрец, кроль-маг, царь-волхв (священный вождь или император). Эта фигура сочетает в себе две функции: жреческую, связанную со знанием, и царскую, т.е. функцию управления, администрирования.
Согласно индуистским представлениям, царь-жрец является представителем «невидимой» пятой касты, «касты лебедя», на санскрите «хамса». Исторически такие примеры крайне ред-ки, и, как правило, даже древние общества относили эпоху королей-жрецов к незапамятным временам или помещали их в волшебные царства.
Исчезновение этой высшей касты, по глухим преданиям, было связано с какой-то цикличе-ской катастрофой. После нее высшая власть разделилась на две ветви. Чисто созерцательные типы организовали тайные общества, основав касту жрецов, а волевые сплотились в касту воинов, осуществляющую прямые властные функции.