16 Март 2011

Философия Политики




Несовпадение исторического ритма восточно-европейского и западно-европейского куль-турных типов не позволяет, по Данилевскому, говорить о едином направлении развития. За-падная Европа стоит на грани культурного вырождения, славянский мир и особенно Россия, напротив, еще имеет огромный нерастраченный запас исторических энергий.
Согласно теории Данилевского, все народы могут быть поделены на «молодые» и «старые». Цикл жизни культурно-исторического типа, по Данилевскому, состоит из четырех периодов и продолжается около 1500 лет, из которых 1000 лет составляет подготовительный, «этно-графический» период; примерно 400 лет — становление государственности, а 50-100 лет — расцвет творческих возможностей того или иного народа. Завершается цикл длительным периодом упадка и разложения.
Отрицая существование единой мировой культуры, Данилевский выделял 10 культурно-исторических типов (египетский, китайский, ассиро-вавилонский, индийский, иранский и др.), частично или полностью исчерпавших возможности своего развития. Одной из позд-нейших стала европейская романо-германская культурная общность.
Закат Европы и расцвет Сибири Освальда Шпенглера
Освальд Шпенглер пришел к сходному выводу, который описан в знаменитой книге «Закат Европы» *.
Шпенглер противопоставлял понятия «культуры» (творческого жизненного импульса) и «ци-вилизации» (технического развития), считая, что «цивилизация» есть продукт отчуждения «культуры» от своего ядра, результат «остывания». Запад вступил в период «цивилизации», и поэтому находится в стадии «заката». Шпенглер надежду на будущее развитие культуры свя-зывал с неосвоенными землями Сибири, считая, что только этот регион земли сохраняет по-тенции для того, чтобы стать колыбелью нового мира и новой культуры, поскольку осталь-ные пространства планеты уже неоднократно прошли основные циклы развития.
Культура, согласно Шпенглеру, обладает всеми качествами жизненного организма, что сближает его идеи с теориями Фробениуса.
Реестр культур Арнольда Тойнби
Нечто аналогичное утверждал и Арнольд Тойнби*, отказывая западной цивилизации в том, что она выработала эталоны универсальных ценностей, и утверждая, что она представляет собой лишь один из возможных путей развития наряду с множеством других — прошлых, настоящих и будущих.
Тойнби расширил реестр типов культур и цивилизаций, придав интуициям Шпенглера более систематический характер.
Весьма показательно, что теории всех этих авторов в значительной степени резонируют с традиционалистским пониманием сакральной географии. Отправляясь от вполне рациональ-ных предпосылок, они неизменно приходят к картине мира, напоминающей геноновское противопоставление «Востока» и «Запада», где «Восток» рассматривается как местонахожде-ние живой Традиции, а «Запад» — полюс возникновения узко технической материальной ци-вилизации, постепенно ведущей человечество к катастрофе.
Политическая география Фридриха Ратцеля
Еще одной разновидностью географического детерминизма является геополитика*.
Геополитика является дисциплиной, суммирующей пространственный подход к истории че-ловечества (на современном этапе и с использованием разнообразных культурно-исторических, цивилизационных и циклических методологий).
Большое влияние на становление геополитики (как, впрочем, на теорию «культурных кругов») оказали идеи Фридриха Ратцеля, основателя так называемой «политической географии» или «антропогеографии» *.
Ратцель в «Политической географии» впервые предложил современной науке ввести понятие «пространство» в качестве важнейшей составляющей исторического анализа, наделив его качественной характеристикой. «Пространство» Ратцеля является жизненным, не физическим, но витальным, откуда его теория «Lebensraum» — «живое пространство», неверно истолкованное позже как «жизненной пространство» (изначально речь велась именно об органическом понимании пространственной среды, а не о месте для проживания). Кроме того, «пространство» имеет самодостаточный смысл, отсюда теория «пространственного смысла», «Raumsinn». С точки зрения такого подхода, пространство определяет смысловые структуры, код социально-политического бытия. Ландшафт и климат предопределяют общественные модели, диктуя людям форму, цель и скорости исторического развития. С теорией Ратцеля связывают такое явление, как «географический детерминизм».
Идеи Ратцеля развил швед Рудольф Челлен*, который является создателем термина «геопо-литика». Геополитика, по Челлену, есть «наука о Государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве».
Макиндер и геополитический дуализм
Фундаментальный вклад в развитие геополитики внес англичанин Хэлфорд Дж. Макиндер*.
Макиндер разделил все пространство планеты на два основных полюса — «суша» (Евразия, континент, «срединная земля») и «море» (океаническое пространство, омывающее евразий-ский материк + острова, в нем расположенные и захваченные океанической стихией моря, осознанной как культурный архетип, а не физическое пространство). Дуализм двух качест-венных пространств, вскрытых Макиндером, лег в основу современной геополитики.
Между «морем» и «сушей» ведется извечная борьба, запечатленная в пунических войнах (Карфаген против Рима), в войнах Великобритании против Германии и России, США против СССР. «Море» означает здесь «морскую цивилизацию», диктующую ряд культурно-исторических особенностей всем народам и государствам, попадающим в орбиту его влия-ния. «Море» диктует взгляд на сушу с позиции корабля. Психология мореплавателя вытесня-ет психологию сухопутного жителя. Подвижность морской стихии навязывает динамическое развитие, торговые отношения. Неприручаемость морских животных, отчужденность водной стихии поощряет индивидуализм, отношение людей к внешнему миру, как к декорации, к механической сцене, где живым и осмысленным является только экипаж корабля. На море нет строгих границ, дух авантюризма и предприимчивости заменяет касты, иерархии, социально-политические традиции. Инициатива «морской цивилизации» в истории постепенно переходит от одной страны к другой: от Карфагена к Испании, Западной Европе, и особенно к англосаксам, к Великобритании, сегодня к США. Это называется также понятием «атлантизм».
«Суша» и ее культурный тип прямо противоположны «морю» во всем. Это консервативная цивилизация, связанная с устойчивой системой ценностей, постоянством социально-политических структур. До определенного времени сухопутный культурный тип доминиро-вал среди всех народов. Но начиная с определенного периода истории — особенно после эпо-хи великих географических открытий — «морская» картина мира стала преобладать.