16 Март 2011

Философия Политики




«Сверхчеловек» мыслит о том, что фундаментально больше него самого и взаимодействует с этим большим в вертикальном измерении, получая обратный ответ (часто проблематичный и растянутый во времени) из божественных бездн внутреннего мира. Это, пожалуй, единст-венная область, где индивидуум преодолевает свою ограниченность, оставаясь при этом вне политики. Это разновидность созидательной, духовной аполитеи, об этом случае Аристотель говорит как о «божественном пути», считавшимся в сакральной цивилизации вполне прием-лемым для определенной части духовной элиты общества.
Во всех остальных случаях человек, выходящий за рамки индивидуальности, получает от-ветную реакцию общественной среды очень быстро. Стоит нам выработать какое-то емкое представление о нас самих в более широком, историческом, духовном, культурном, нацио-нальном контексте, как мы сразу же ощущаем на себе ответный импульс общества. Тут же складывается динамичная, подвижная, напряженная система отношений индивидуума и коллектива, и мы целиком и полностью попадаем в стихию Политического.
Тотальность политики и фиктивность индивидуума
Политика для человека есть все, она тотальна. (Согласно французскому философу Жилю Делезу, «все в конечном счете — политика»). Вне политики остается лишь замкнутое инди-видуальное существование. Такое существование является абстракцией, умозрительной тео-ретической концепцией. Индивидуум, живущий в конкретной реальности семьи, общества, коллектива является в огромной (решающей) мере предопределенным именно политической реальностью. Политическое формирует все психологические, мировоззренческие, духовные, культурные, социальные, хозяйственные и властные установки, на которых основан любой человеческий коллектив, вплоть до семьи.
Конечно, Политическое на уровне конкретного индивидуума и отдельной семьи неочевидно, скрыто, завуалировано. Тем не менее оно присутствует везде и во всем. Так, согласно теории Делеза и Гваттари, у человека можно проследить наличие первичных элементов Политиче-ского даже на уровне глубинных эротических импульсов. Эту сферу психолог Феликс Гват-тари назвал «микро-политикой желания».
На человеческое поведение в общественной сфере огромное влияние оказывают не только события настоящего, но и наследие прошлого — культурное, языковое, психическое, генети-ческое и т.д. А это, в свою очередь, в значительной степени — продукты влияния Политиче-ского на предшествующих циклах истории. Непрерывность (и тотальность) политического процесса обеспечивает непрерывность человеческого рода и формирует его отдельных пред-ставителей — вплоть до «микро-уровня» желаний и телесных ощущений.
Пол и политика
Тема «микро-политики желания» сопряжена с древнейшими эпохами человеческой истории, когда баланс полов не был еще устоявшимся, и патриархат конкурировал с матриархатом за первенство.6
Политическая, культурная, психологическая, бытовая, религиозная, ритуальная практики, существовавшие при матриархате, представляли собой системы, резко отличные от после-дующих норм патриархальных цивилизаций. Со временем в ходе сложнейших, драматичных политических и военных коллизий, материнское право в этих цивилизациях сменилось отеческим. Процесс проходил болезненно. Следы конфликтов двух цивилизационных типов и процесса замены одного другим сохранились в мифах об амазонках, создававших закрытые женские общности и сражавшихся с представителями патриархальной цивилизации. Вопрос о том, сохранять ли матриархат, утверждать ли отеческое право или модифицировать одно в другое, решался, однако, не на уровне семьи, а на уровне всего общества, на уровне мобилизации и напряжения всех общественных сил и энергий. Ту семью, которую мы знаем сегодня, мужчины отвоевали у женщин в жестокой и продолжительной кровавой политической и военной борьбе.
Каким будет распределение полов в обществе — базовый вопрос цивилизации — зависит на-прямую от политики. Это пример того, насколько глубоки корни Политического, коль скоро они предопределяют в человеческом обществе даже модели семьи, стратегии и роли полов.
Человек как субъект и объект политики
Политическое является базовой характеристикой человека. Аристотель неслучайно назвал человека «политическим животным» («zwon politikon»): все неполитическое, что есть в чело-веке, есть и у животных, а политика в ее законченном виде у животных отсутствует.
Человек принадлежит к сфере политики специфическим образом: он активно соучаствует в ее реальности и может в определенных ситуациях выступать не только как объект, но и как субъект. Политика влияет на человека (в этом объектность его роли), но и человек влияет на политику (в этом его субъектность). Соучаствуя в политическом процессе, определяя его це-ли и характер, человек выступает как преимущественный деятель политики.
Философия, политика и видовое достоинство человека
Тот же Аристотель назвал человека иначе — «мыслящим животным», подчеркивая, что мысль является сущностной характеристикой человека. Мысль в наиболее широком значе-нии можно отождествить, как это делал Аристотель, с тем, что мы определили как «филосо-фию». Из двух фундаментальных посылок «отца философии» Аристотеля можно заключить, что философия и политика — очень близкие вещи. Поэтому когда мы говорим о «философии политики», мы отнюдь не сводим искусственно разнопорядковые реальности, а говорим, по большому счету, о сущностном измерении человеческого.
Через философию политики, через философию и политику, через напряжение ума и актив-ную политическую вовлеченность в сверхиндивидуальную (внеиндивидуальную) общест-венную реальность человек обретает свое подлинное видовое достоинство. По крайней мере, так мыслили древние — Платон, Аристотель, и, вслед за ним поколения философов, продолжающие их линию в истории мировой мысли.
Из этого можно сделать следующий вывод: чем меньше в человеке политического измерения, чем тусклее его ум, чем слабее выражено у него влечение к мудрости и бытию, тем менее он человечен. Убывание ума (равно как и убывание политического измерения) лишает чело-веческое существо того, что составляет его основное видовое качество, или, по меньшей ме-ре, умаляет ту важнейшую его составляющую, которая делает его собственно человеком.
Отличие философии политики от политологии
Чем отличается философия политики от политологии в широком смысле или от социологи-ческого подхода к политике?
Философия политики не просто исследует структуру механизмов рациональной деятельно-сти (чем преимущественно занята современная «философия», существенно утратившая изна-чальное представление о «софии», номинальном объекте своего влечения) или описывает механизмы политического функционирования и исторический контекст политических идей, режимов и систем (чем занята политология), но проникает в самую глубинную сторону по-литики, добирается до того внутреннего измерения, где скрыты бытийные корни самого этого явления, столь тесно связанного с человеком как видом.7