16 Март 2011

Философия Политики




Таким образом, при анализе традиционного общества мы получаем возможность установить основу географической шкалы для определения Политического.
Каждая «климатическая зона» может иметь свою форму Политического, связанного с качест-венным пространством. Скифы Птолемея имеют политическую структуру более «холодную и жесткую», более «варварскую», нежели греки, изнеженные мягким климатом Средиземно-морья. Эта же дистанция наблюдается и между коллективной психологией народов и темпе-раментом их божеств.
Микрокосм и макрокосм
Сакральная география строится на предпосылке, свойственной самой основе мышления тра-диционных обществ, однородности человеческого и нечеловеческого пространства. Струк-тура сакральной географии вытекает из последовательно примененной теории «максимально гуманизма».
Максимальный гуманизм — это открытая система, где сектор человеческого не выделяется в некую отдельную герметически замкнутую область, но представляет собой поле свободного обмена, насыщенной циркуляции божественных, сверхчеловеческих, человеческих, живот-ных, вегетативных и минеральных энергий. Отсюда важнейший тезис Традиции о полной аналогии между микрокосмом и макрокосмом.
Тело мира — природного (окружающая среда) и культурного (социально-политическое уст-ройство) — аналогично телу человека, и наоборот.
На этом основании существует устойчивая параллель между представлениями о «сакральной географии» и «сакральной анатомии». У земли есть сердце и разум, плечи, руки и ноги, чрево, печень, артерии, кости и т.д. Точно так же и человеческий организм, состоящий из тех же стихий, что и внешний мир, несет в себе реки (вены), ветра (легкие), вулканы (печень) и т.д. Между сердцем (центром организма) и горой мира (центром вселенной) существует прямая аналогия. Это придает сакральной географии особое измерение. Мир видится как живое су-щество, а человек как сфокусированный мир.
Отсюда можно вывести много любопытных подробностей относительно географических представлений древних. Восток, запад, юг и север приобретают качественный универсаль-ный символический характер. Из материальных ориентаций они становятся онтологически-ми ориентациями. А значит, в каждом человеке есть свой восток, запад, север и юг, и эти онтологические ориентации находятся в особой связи с органами, членами тела, темпераментами, характерами и т.д.
Стороны Света в сакральной географии: северный свет
В каждой конкретной традиции существовали свои модели сакральной географии, связанные с той картиной мира, которая была свойственна именно данному народу. Однако реконструкции современных традиционалистов, обобщивших большое количество информации о моделях вселенной разных древних цивилизаций, позволяет в самых общих чертах описать парадигмальную модель сакральной географии, неизменно встречающуюся (полностью или фрагментарно) в конкретных моделях мира. Север в самых древних пластах Традиции связан в сакральной географии с раем и «золотым веком». У разных народов существует предание о древней стране «Гиперборее», «Гелиодее» (у греков), континенте «Варахи» (у индусов), городе Вара (у персов) и т.д., лежащих на крайнем севере. Это волшебная страна является, своего рода, древнейшей прародиной, райским континентом, где счастливо жило человечество изначальных времен. Предания о потерянном «северном рае» сохранились в цикле легенд об Аполлоне, других солярных, солнечных божествах. По преданиям индусов и персов именно с далекого севера, где солнце не заходит круглый год и где день равен году, пришли первые предки, основатели их цивилизаций. В любом случае с севером устойчиво связывается нечто изначальное. Напомню, что в традиционалистском понимании «изначальное», «древнее» означает «высшее», «нормативное», «образцовое», и следовательно, северное измерение приобретает духовный позитивный характер. Северное измерение есть не только у земли, но и у самого бытия, откуда возникает теория (популярная в исламской мистике) о «северном свете», невидимом излучении, присущем всем вещам и существам и означающем духовную ось людей и мироздания. По мифам индусов, священная гора мира Меру лежит именно на далеком севере.
Мотив северного измерения связывается с изначальными, первобытными временами, кото-рые давно ушли в прошлое. Этот золотой век севера располагается у самого истока сакраль-ной истории, предшествует череде других «благословенных эпох», несколько худшего каче-ства. Эта глубокая древность привнесла в отношение к северу и определенные зловещие черты. В некоторых традициях, в частности, в иранской, легенда повествует о том, что злой бог Ангро-манью (дословно «злая мысль») разрушил изначальный город Вара, где пребывал первочеловек Йима, и благословенная райская земля с идеальным климатом стала ледяной пустыней, не пригодной для житья и населенной духами зла и смерти. У других народов такого логического объяснения мутации онтологического качества севера нет, но, тем не менее, ассоциации севера с регионами зла и смерти на более поздних этапах присутствует. Так райская обитель золотого века превращается в местонахождение сил мирового зла. Демонизация севера в определенных традициях является частным случаем перевертывания отношения к сакральным фигурам традиций и обществ, уходящих в прошлое. В частности, также поступили сами греки с богами автохтонных народов Пелопонесского полуострова, превратив их в титанов, обитателей Тартара и т.д. А сами греческие боги подверглись такой же участи при христианизации Средиземноморья — отныне они были отождествлены с «бесами». *
Юг — царство матерей
Юг в сакральной географии ассоциировался с женским началом, с пластичностью, землей, материей. Если север — солнечная земля, родина Аполлона, то юг — царство матерей, область влияния Луны и земных (подземных) богинь.
На юге располагались так называемые «антиподы», люди, противоположные обычным. Там же было местопребывание неизвестного материка — «антихтонос» (от «anti», «против» и «ctonoz», «земля», т.е. дословно «противоземля»). При этом для некоторых культур именно юг был преимущественной сакральной ориентацией. Так, к примеру, древне-египетские карты были обращены верхом к югу, и именно в день летнего солнцестояния — точки юга — египтя-не праздновали «новый год». Летнее солнцестояние было «новым годом» и для некоторых городов-государств Микенской культуры.
Если север сопряжен со стихией огня, то юг — со стихией воды. Отсюда разнообразные лет-ние обряды, связанные с водой. Русский праздник Иван-Купала, переосмысленный в христианском контексте, приходится как раз на летнее солнцестояние и также сопряжен с ритуальным купанием. Ось, связывающая север с югом, меридиан, считалась священной осью: вдоль этой символической линии протекали процессы обмена духовного с материальным, т.е. живой цикл проявлений и исчезновений, воплощений и развоплощений, рождений и круговращения душ. В сакральной анатомии человека эта ось соответствовала позвоночнику, и прямохождение человека осознавалось как его избранность, его призванность быть посредником между небом (севером) и землей (югом).