16 Март 2011

Философия Политики




Теория прогресса и Политическое
Прогрессистская парадигма видит развитие Политического прямо противоположным обра-зом, нежели традиционализм. Развитие политических институтов рассматривается как в це-лом поступательный процесс. Политические институты древности оцениваются на основа-нии того, насколько они похожи на современные, ближе к ним по структуре и качеству. Наиболее древние политические системы понимаются и описываются как наименее совершенные, как архаичные, убогие, смехотворные. Эволюция политики с древности до настоящего времени рассматривается как долгий (подчас извилистый) путь к идеалу. «Современное» в такой картине истории тождественно «хорошему», «положительному», «эффективному», «оптимальному» и т.д.
В прогрессистской модели политический процесс истории совпадает с процессом развития в целом и является его отражением. Смысл, ценности и достижения эволюции «накапливаются» в Политическом и проявляются через него, отражая в концентрированном виде остальные аспекты человеческого развития. Наиболее позитивным и содержательным в прошлом считается то, что напоминает настоящее.
Поэтому столько томов политической истории в XIX- XX веках посвящены афинской демо-кратии, и в то же время все политологические исследования режима Древней Спарты, коче-вых империй Евразии или средневекового Ирана можно пересчитать по пальцам. Это происходит потому, последние совершенно не похожи на то, что повсеместно утвердилось в качестве политического строя в Европе XVIII века, а афинская демократия отчасти похожа. «Афинская демократия была прогрессивным политическим режимом»,— утверждают нынеш-ние либерал-демократы. Но причина такой оценки кроется на глубоком парадигмальном уровне: афинская демократия «прогрессивна» («позитивна»), потому что имеет много общих черт с устройством современных западных обществ. Это — решающий аргумент, прошлое оценивается через сравнение с настоящим. Традиционалисты, естественно, считают наобо-рот: раз афинская демократия похожа на современные политические системы, она является примером раннего вырождения политики, а монархические авторитарные общества древно-сти, напротив, хороши, именно потому, что они не похожи на современность.
Феноменологическое понимание политики в прогрессистской парадигме (де-зонтологизация)
Политическое, понятое философски, связано с онтологией, с бытием. В рамках традициона-листской парадигмы это естественно, так как через Политическое в его идеальном выраже-нии проявляет себя самое глубинное основание мира (у Платона — структура «мировой ду-ши» и «мира идей»). Соответственно, если само бытие подвергается деградации, то подверга-ется деградации и Политическое.
Переходя к прогрессистской парадигме, мы сталкиваемся с некоторыми трудностями в са-мом определении Политического, поскольку говорить об «онтологии Политического» в дан-ном случае, строго говоря, нельзя. Онтология — это учение о неизменном бытии, о бытии, которое остается самотождественным на разных этапах, даже если его проявления распыля-ются. В рамках прогрессистской модели представления об онтологии и о постоянном изме-рении Политического не существует, а о полноценной философии политики вообще не мо-жет идти речи. Политическое в контексте прогрессистской модели есть некое несамодоста-точное, преходящее явление, которое при определенных обстоятельствах может быть пре-одолено.
Поэтому в прогрессистской парадигме корректнее говорить не об «онтологии политики», но о феноменологии политики, о политике как процессе и методе, и многие политические уче-ния, относящиеся к этой парадигме, выдвигают тезис о необходимости «отмирания полити-ки» в будущем.
Тезис о грядущем «отмирании политики» стоит в одном ряду с идеями отмирания государст-ва и других традиционных социально-политических институтов (провозглашаемыми либералами, марксистами и анархистами).
В прогрессистской модели Политическое релятивизировано, последовательная версия про-грессизма рассматривает Политическое как нечто, что рано или поздно отомрет.
Из этого можно сделать один важный вывод: Политическое, о котором идет речь в филосо-фии политики, и политика в прогрессистском понимании, не тождественные реальности. Политическое, по определению, онтологично, политика в прогрессистском понимании — феноменологична, т.е. представляет собой явление, не самодостаточное по своей природе, лишенное собственного бытия.
Две разновидности прогрессизма
В рамках прогрессизма существует два важнейших, в чем-то сходных, но в чем-то конфлик-тующих, направления — эволюционное и революционное.
Революционное направление в прогрессизме связано с такими политическими явлениями как левая социал-демократия, социализм, коммунизм, анархизм и т.д. Эволюционное направление — с правой либерал-демократией и либерализмом.
Циклическое отношение к Политическому
Позиция перманентизма (циклизма) не имеет ярких последователей в Политическом. В оп-ределенном смысле, она является промежуточной между традиционалистской и прогресси-стской. В каждом цикле можно наметить прогрессивные и регрессивные тенденции. Цикл, как правило, развивается по одной и той же логике. Классический цикл представляет собой фазу подъема, расцвета, упадка и нового расцвета.
Перманентизм предполагает наличие циклов Политического. Само существование циклов может признаваться в рамках теорий и регресса и прогресса. Перманентизм характерен отка-зом от качественной сравнительной оценки различных циклов между собой: каждый цикл истории порождает свои критерии и ценности, которые проходят определенные фазы и затем либо растворяются в забвении, либо включаются как составляющий элемент критериев и ценностей нового цикла. Перманентисты не видят вектора в истории человечества и, некотором смысле, не знают «истории» как однонаправленного течения времени.
Для многих древних цивилизацией перманентизм, циклическое отношение ко времени — в том числе и к политическому времени — были приоритетны. Эти общества не знали истории, они знали ритм, бытие, круговорот жизни и удовлетворялись этим.
Применение перманентистской парадигмы к русской истории
Рассмотрим основные этапы русской истории с позиции перманентизма. Первый цикл — Киевская Русь. На основе политически разрозненных славянских племен и небольших городов благодаря политической централизаторской деятельности князей Рюриковичей возникает общая государственность. Она складывается, укрепляется, получает политическую и религиозную консолидацию. «Золотой век» ее приходится на Владимира, крестившего Русь, и его ближайших потомков — Ярослава Мудрого и т.д. После периода централизации (расцвета), начинается период упадка, Русь дробится, удельные князья начинают между собой серию нескончаемых усобиц. Ослабленная, утратившая единство и осознание геополитической миссии страна становится легкой добычей монголов, переживающих пик могущества. Это конец Киевской Руси.