16 Март 2011

Философия Политики




Парадигма — это не миф, но система мифов, причем способная генерировать новые мифоло-гические сюжеты и рекомбинации. Парадигма — это не теология, но система теологий, кото-рые, различаясь по своим конкретным утверждениям, сводятся к общей праматрице. Пара-дигма — это еще не мировоззрение, но некая предмировоззренческая туманность, способная выкристаллизовать из себя (как в системе Лапласа) неопределенно большую систему миро-воззрений. Парадигма не идеология, но корневая подоплека идеологий, могущая сблизить одни идеологии с другими (внешне не просто различные, но противоположные), и наоборот, показать фундаментальные различия в идеологиях, формально очень схожих.
Когда человек делает политическое высказывание, он никогда не поясняет, что в основе данного высказывания лежит та или иная парадигма, то или иное понимание логики и структуры истории. Однако для полноценного анализа политического высказывания на уровне философии политики необходимо проводить его качественную контекстуальную экспертизу: помещать в операционную систему, где оно обнаруживает взаимосвязи c другими элементами данной парадигмы.
Консерватору-традиционалисту в согласии с его видением истории как регресса часто достаточно сослаться на прошлое, на то, что было раньше, на старый уклад, и остальные тезисы, построенные на этой ссылке, получают за счет этого аргументированность и весомость (при этом сам консерватор не доказывает всякий раз превосходство прошлого над настоящим — модель истории как регресса для него сама собой разумеется). Точно так же прогрессист, либерал-демократ подразумевает, что настоящее, развитие, современность заведомо лучше, нежели предшествующие эпохи, и обращение к этим реальностям само по себе наделено позитивной ценностью.
Учет парадигмы взгляда на историю необходим для корректной расшифровки любого поли-тического высказывания.
Прошлое как аргумент
Рассмотрим, как Политическое толкуется в каждой из выделенных нами моделей историче-ского процесса.
Традиционалистский взгляд предполагает деградацию Политического. При таком подходе, структура обществ древности, их политическое устройство, политические институты, их сакральная, мифологическая, религиозная, догматическая подоплека, воспринимаются как наиболее совершенные, полноценные и адекватные, и должны быть взяты за образец.
Идеальное Политическое, полноценное Политическое располагается у истоков. Совершен-ным образцом политического устройства является «политическое устройство» «золотого ве-ка» и тех «социальных институтов», которые по преданию там существовали.
Платон в «Государстве» аргументирует свои соображения относительно политического уст-ройства защищаемого им «идеального общества» ссылкой на то, что «так было раньше, у древних». В диалоге участвует сомневающаяся сторона: поскольку у греков идеального об-щества не существовало даже в древности, на что ссылается Платон? На это Платон дает ар-хетипический для традиционализма ответ: под «раньше» следует понимать не «вчера» и не «позавчера», но давно забытую мифическую эпоху — времена Атлантиды, затопленной страны, которая существовала много тысячелетий назад. По данным Платона, эти события происходили за десять тысяч лет до нашей эры, то есть примерно за 12 тысяч лет от начала XXI века. «Раньше», таким образом, означает «у истоков», в «золотом веке», in illo tempora. Само обстоятельство, что Атлантида существовала так давно, убеждает собеседников, что ее политический строй был действительно идеальным; наилучшим потому что наидревней-шим. Здесь, как и в любой традиционалистской модели, обращение к прецеденту старины является главным аргументом.
В рамках парадигмы регресса: прошлое мыслится как качественно лучшее, нежели сего-дняшнее, а сегодняшнее лучше, чем завтрашнее. На основе такой логики понимания смысла исторического процесса, сущности истории, складывается основа политического феномена, называемого «консерватизмом». Так от философских парадигм можно перейти к конкретной политике.
Осознание масштабных реальностей в парадигме регресса
Политическое рождается из двух основных элементов: из осмысления человеческим общест-вом масштабных (во временном и пространственном смыслах) реальностей и из выработки (на основании результатов этого осмысления) волевого проекта, направленного на настоя-щее, будущее, внутренний и внешний миры.
Вершиной осознания масштабного в данном случае является сам миф о регрессе, потому что в нем мы имеем фундаментальную и конкретную оценку реальности окружающего мира и человеческого общества. Нет ничего более масштабного, чем этот взгляд на историю, кото-рый, по большому счету, говорит нам о ее смысле и ее ориентации все. Когда человек созна-тельно утверждает (или просто принимает) миф о регрессе, он становится «на один уровень с богами». Через такое утверждение вектора мировой истории он соприкасается с силами судьбы, которые управляют всем мирозданием.
Признать, что мир движется от полноты к пустоте, значит занять активную позицию в отно-шении самой сути бытия, которое пребывает в процессе умаления. И, следовательно, процесс умаления (замутнения) бытия, осознанный как всеобщее содержание качественного времени (истории), становится главным вызовом человека и человеческого общества. Это сразу создает систему координат: в прошлом — бытие, в будущем — небытие. Отсюда вытекает историческая позиция, нравственный вектор человека и общества — сдерживание потока энтропии. Полис, политика, Государство становятся крепостью на пути растянутого во времени «скольжения в никуда». Отныне все приобретает смысл и цену в перспективе этике «противостояния времени», что сказывается на всех формах отношения к Политическому, на всем строе политического мышления.
Проект: консервативный героизм
Какой волевой импульс можно основать на этом довольно пессимистическом взгляде на сущность мироздания? Если все деградирует и распыляется, откуда взять энергии оптимизма, силы и желание переделывать, перестраивать общество, разрабатывать и принимать новые законы?
И воля и оптимизм здесь вполне возможны, но это консервативная воля и консервативный оптимизм. Политическая воля традиционализма может иметь две основные версии:
- воля к сохранению бытия, сакральности, мудрости перед лицом рока; — воля активного воз-врата к истокам.
Такой подход может служить надежным основанием для целого спектра активных политических установок: радикальная защита политических и социальных институтов, уходящих корнями в древность, основанных на Традиции или стремление реформировать имеющиеся институты, чтобы привести их в соответствие с древними образцами. Между двумя стратегиями консерватизма есть существенная разница: сохранение имеющегося — это пассивная версия традиционалистского политического проекта, а возврат к истокам — активная версия. Показательно, что проект Платона, отсылающий к Атлантиде и «идеальному государству», является активной версией консерватизма, настаивающей не просто на сохранении, но на активном волевом возврате к изначальным моделям Политического.4