16 Март 2011

Философия Политики




. Чтобы уяснить, что такое политика, представим, что человек, живущий по заведенной ло-гике (семья, работа, отдых), вдруг начинает задумываться о том, откуда происходит он сам, его народ, государство, окружающий мир? Постепенно у него складывается понимание, что он участвует в потоке событий, действий и состояний не случайно, что его бытие в огромной мере предопределено его родом, народом, культурой, историей, языком, и у каждого его действия и переживания, мнения и оценки есть глубокая подоплека, уходящая в смысловые структуры, сложившиеся в глубокой древности. Тогда он начинает относиться к своему прошлому, к тому, что предшествовало ему и его породило, с повышенным вниманием, особым духовным и умственным напряжением.
Мифы о прошлом
Человек, безусловно, не может знать всех деталей прошлого, поэтому картина прошлого складывается из ряда отдельных ключевых моментов, из развернутой ткани того, что можно назвать «мифами».
«Мифы» о прошлом могут различаться, и человек волен выбирать из этого арсенала то, что ему более всего соответствует. В исключительных случаях человек сам может стать творцом или со-творцом «исторического мифа». Но в любом случае и пассивное усвоение историче-ского мифа, и его активное созидание в равной степени требуют большой внутренней рабо-ты по формированию отношения к собственным корням, ответа (или духовной солидарности с предлагающимися ответами) на вопрос о происхождении, причинах и целях коллективного бытия.
Исходя из избранного «мифа о происхождении», человек формирует волевой импульс, преоб-разующийся в активность, направленную либо на сохранение образа жизни предков, тради-ционной системы ценностей, либо (в определенных случаях) на изменение, совершенствова-ние, а подчас и ниспровержение этого уклада. В любом случае в определенный момент ос-мысление превращается в действие. Действуя на основании обобщенного осмысления про-шлого (в его качественном измерении, внятно говорящем душе человека о самом главном), человек окончательно и полноценно вступает в сферу Политического.
Мы употребляем термин «Политическое» в среднем роде и с заглавной буквы, чтобы под-черкнуть онтологическое и философское его звучание.5 Такой подход призван напоминать, что речь идет о рассмотрении самостоятельного, цельного явления. Аналогию можно заме-тить в использовании понятий «человек» и «человеческое».
Политическое есть обобщение опыта масштабного прошлого, усвоение (или формирование) качественного мифа об этом прошлом, отыскание человеком собственного места в мас-штабных реальностях истории и наконец формулировка определенного плана действий, вы-работка целей и задач в отношении окружающей действительности, которые человек на-мерен отныне воплощать в жизнь.
Индивидуальное и общественное
Политическое начинается там, где интеллектуальное обобщение приобретает оперативный и действенный характер, способный влиять на реальность как она есть или какой она пред-полагается в будущем. Политическое есть сфера общественного и обобщающего. Не суще-ствует политики применительно к отдельно взятому человеку: индивидуум сам по себе не участвует напрямую в политике, в каком-то смысле, являясь ее антитезой.
Вспомним Аристотеля: «Кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента госу-дарства, становясь либо животным, либо божеством». Это место у Аристотеля показывает, что чистый индивидуализм в отношении Политического вообще не является «человеческим» проявлением — так ведут себя либо «звери», либо «боги». Индивидуальное существование, индивидуальные ощущения, размышления о самом себе в рамках собственной индивидуаль-ности не могут быть политическими. Это — некая «аполитея».
Политика начинается там, где есть обобщения, где наличествует мысль о себе и о других, где фигурируют реальности, более масштабные, нежели отдельный индивидуум — мир, истоки, происхождение, природа, действительность, другие люди. Политика представляет собой область отвлеченности от индивидуального, преодоление его и сознательное волевое столкновение индивидуума с внеиндивидуальным (в частности, с коллективным).
Коллективное представляет для отдельного человека самую важную форму обобщения, са-мое емкое, прямое, непосредственное и естественное столкновение с «не собой», с «другим», с тем, что лежит за границей индивидуальности.
Через общественное, через общение человек познает трудную реальность внешней среды. Здесь он сталкивается с тем, что заведомо больше его, что было до него, существует вне его и будет после него. В опыте общественного человек проникается головокружительным чув-ством — столкновения части с целым.
Люди, боги, звери и циклы
Любое представление о масштабных явлениях, превышающих нашу индивидуальность, вы-воды, сделанные из этого представления, и основанные на них действия, вовлекают нас в систему соотношений с окружающим миром, которая оперативно рикошетом влияет на нас. Политика имеет короткий обратный цикл, поскольку столкновение индивидуального с коллективным немедленно дает обратный эффект.
Человек есть «политическое животное» (Аристотель), потому что общественное является для него естественной средой обитания, и взаимодействие с этой средой проходит в ритме, со-поставимом с ритмом человеческой жизни. В политике преодоление индивидуального для человека естественно и просто, причем результаты этого действия зримы и очевидны.
Те существа, которые пребывают вне политики (по Аристотелю это «животные» и «сверхлю-ди»), оперируют с циклами иного масштаба. Если говорить о тех, кого Аристотель с некото-рым презрением относит к «животным», то имеются в виду люди, не способные выйти за рамки индивидуального, не способные возвыситься над ними. Следовательно, их жизненный цикл протекает в пределах микромира, система взаимоотношений с внешней средой представляет собой обрывочные и хаотичные, лишенные стратегии и последовательности моменты, не выстраивающиеся в единую систему. Это и есть «аполитичность» или «абсолютный индивидуализм». Цикл жизни в данном случае настолько мал, что находится ниже уровня Политического.
Другая крайность — «сверхчеловек». Речь идет в данном случае о героях, аскетах, гениях, ве-ликих людях. Здесь так же, как и в политике, происходит преодоление индивидуального, но цикл на сей раз гораздо больше. Аскет, герой, отшельник, удалившиеся от политики, возвы-шаются над ней, восходя к высотам духа, к созерцанию чистых идей, к взаимодействию с реальностями и существами, превышающими человеческую норму. В этом случае они нахо-дятся над политикой, и цикл взаимодействия с окружающим миром намного более долгий. Прославление подвигов героя, признание гения или доказательство святости отшельника сплошь и рядом происходят спустя много лет после их смерти, при жизни же нередко они становятся объектами травли и непонимания, что является следствием масштабности цикла, в который они вовлечены.