16 Март 2011

Философия Политики




Этот полюс, совпадающий с идеологией либерализма, берется в качестве тезиса (хотя и с от-рицательным знаком), и ему противопоставляется антитезис (со знаком плюс), в лице «анти-центра», который берется как второй полюс, также самостоятельный и не случайный, но фундаментальный и укорененный в политической онтологии.
В такой политологической картине утверждается не полярность «правые» — «левые», но со-вершенно иная, вертикальная полярность «центр» — «антицентр». Это — фундаментальная он-тология нонконформизма, мировоззренческая, идеологическая и политическая платформа законченного и последовательного антилиберализма.
Данная схема синтезирует все сказанное о парадигме Традиции и современности, об онтоло-гии политического языка и политического бессознательного, о возможности истолкования социализма и коммунизма как завуалированной разновидности «архаической матрицы» в ее эсхатологическом (хилиастическом) варианте.
Политический тантризм
Пользуясь индуистской терминологией, можно сказать, что «крайне правые» и «крайне ле-вые», понятые таким образом, представляют собой тех, кто идет путем правой и левой руки (дакшина-кара и вама-кара). Первые достигают цели через порядок и добродетель, через праведность и аскезу, вторые добиваются того же самого через добровольное сошествие в ад, грех, анархию и растворение. В отличие от дуалистических и креационистских религий, индуизм духовно объединяет оба пути, возводя их к высшему синтезу, заставляя двух змей (два жизненных потока) пульсировать вдоль неподвижной духовной оси. Если продолжать эту метафору, то самой точке антицентра соответствует именно это высшее измерение, где противоположности снимаются и обнаруживаются как взаимодополняющие полюса.
Совмещенная диаграмма
Для наглядности выявленных закономерностей можно составить сводную схему, в которой будут отражены и политические и экономические аспекты того, что следует понимать под «правым» и «левым» в самом широком смысле.
Эта диаграмма весьма полезна для анализа позиций политических партий, движений, идео-логий, для точного позиционирования их дискурса.

Эта общая схема может быть применена к многочисленным конкретным политическим си-туациям и режимам, где теоретически ячейки будут заполняться конкретными названиями партий и движений, политических лидеров и т.д.
Сразу же можно выделить две ее разновидности, которые соответствуют двум парадигмаль-ным языкам — языку современности и языку Традиции.
Язык современности совпадает с либерализмом. Поэтому именно либерализм является в данной схеме абсолютным политическим центром.

Вправо от «центра» (точка «либеральной демократии») — как явствует из рисунка — находится экономический либерализм, а в крайне правом секторе — политический консерватизм. Влево — политическая демократия, в крайне левом секторе — экономический социализм (комму-низм). Эта картина точно соответствует раскладу политических сил в современном западном обществе — в первую очередь, в американском, которое являет собой образец современности в ее парадигмальном смысле. В такой ситуации окружность в пункте консервативной революции, антицентра является разомкнутой, воплощая собой предел «политнекорректности». Силы, ассоциирующие себя с этой позицией, в США не имеют, и даже теоретически не могут иметь, никакого политического представительства. Это было бы подобно «короткому замыканию» и привело бы к сбою всей системы.
А вот так должна выглядеть политическая модель общества, основанного на евразийском подходе, на парадигме Традиции.

Здесь центром является то, что в либеральной схеме является антицентром. Справа от евра-зийского центра находится политический фундаментальный консерватизм, слева — экономи-ческий социализм. В крайне правом секторе — рыночная экономика, в крайне левом — поли-тическая демократия. Точка либеральной демократии становится в таком случае антицен-тром, ее не существует в принципе, и все попытки ее установить, придать ей политическое и идеологическое содержание будут приводить к адекватным мерам со стороны евразийского центра — точно так же, происходит в обратно симметричной либеральной схеме.
Примечания
1 В данном случае речь идет об изначальной политической модели с учетом классических «правых» — традиционалистов, аристократов, консерваторов, а не об экономической версии, где на «правом» фланге стоят либералы. >>

Глава 20. Концепт постполитики. Сингулярное зрелище множеств
Дефиниции постмодерна
Универсализация либерализма и исчезновение альтернатив влечет за собой существенные трансформации самой природы политики. В эпоху постмодерна политика фундаментально меняет свое качество, превращаясь в постполитику.
Для того, чтобы яснее понять это явление, следует подробнее описать смысл постмодерна *.
Смысл понятия «постмодерн» сводится к обозначению нового состояния цивилизации, куль-туры, идеологии, политики, экономики в той ситуации, когда основные энергии и стратегии модерна, Нового времени представляются либо исчерпанными, либо измененными до неузнаваемости. Разные авторы выделяют в постмодерне разные признаки *. Главным же является то, что в новой складывающейся системе характерные свойства модерна более не опознаются. У модерна был ясный проект, оптимизм, ярко выраженный гуманистический пафос. Он во многом основывался на героике борьбы с традиционным обществом. Сегодня этот проект в основных чертах реализовался, традиционное общество, фактически, преодолено. — Политическое исчерпало себя в политике, вся политика совпала с либерально-демократической парадигмой и, на деле, самоупразднилась, превратившись в постполитику.
Однако в термине «постмодерн» приставка «пост» подразумевает «то, что приходит после» (имеется в виду «после конца модерна»). Собственно постмодерн наступает только после конца модерна *, как нечто иное, нежели модерн. Так произошло ли это сегодня? Видим ли мы вокруг себя нечто иное, чем модерн?
Для того, чтобы ответить определенно, следует напомнить, чем был модерн. Модерн был отрицанием традиционного общества как альтернативной парадигмы *. Модерн был по-сттрадиционным и антитрадиционным обществом, выработавшим систему критериев, в ко-торой наука, опыт, техническое развитие, рационализм, критицизм, индивидуализм и поли-тика заместили собой теологию, коллективность, веру, догматику, интуицию, холизм, онто-логичность и Политическое.
Модерн как нигилизм, онтология эфемерности
Программа модерна питалась энергией отрицания, опрокидывания устоев того, что тысяче-летиями казалось непререкаемым абсолютом — устоев традиционного общества. Программа модерна была программой ниспровержения очевидностей традиционного общества, причем именно процесс прогрессирующего ниспровержения очевидностей составлял основную энергию и пафос модерна (СНОСКА Дугин А.Г. Постмодерн или ультрамодерн? // Филосо-фия хозяйства, 2003, №3, с. 14-19). По сути, модерн — это процесс последовательной либера-лизации, освобождения человека от того, что претендовало догматически на роль его кол-лективной идентификации. Но освобождая свою сущность от любых определенностей, отрицая онтологию прошлого (вес Традиции) и онтологию будущего (футуро-эсхатологию коммунистических учений), модерн постепенно дошел в этом до предела, когда все бытие было помещено в эфемерность мгновения. Мгновение же, со своей стороны, было прочно узурпировано системой манипуляции образами — медиакратией.