16 Март 2011

Философия Политики




2 Стефан Малларме, французский поэт, которому принадлежит формула «необходимо поме-нять язык», интересовался проблемой «ничто», которой посвятил свое программное стихо-творение «Salut»: «rien, cetteecume, viergevers» (дословно: «Ничто, эта пена, девственные сти-хи»). В письме Казалису от 26 апреля 1886 г. он писал: «le Rien qui est la verite», «ничто, кото-рое есть истина». Цит. по статье Jean-Michel Maulpoix, «Portrait du poete en araignee», 1998. >>
3 См. М.Агурский «Идеология национал-большевизма», Париж, 1980. >>
4 Норман Кон «В погоне за тысячелетием», Лондон, 1972. >>
5 Норман Кон, указ. соч. >>
6 J.Evola «Orientazione», Bari, 1956. Эвола, солидаризовавшийся до 1945 года с фашизмом и национал-социализмом, в этой работе призывает вчерашних «фашистов» поддержать «либе-ральную демократию» против коммунизма, на том основании, что «коммунизм — идеология четвертой касты, а либерализм — третьей». Правда, в последней своей книге «Оседлать тигра» Эвола пересмотрел эту позицию, выступив в пользу «анархизма справа», отвергая вместе с коммунизмом и либерализм. >>
7 «Римский клуб» — международная неправительственная организация, выдвинувшая в конце 60-х гг. XX в. программу изучения глобальных проблем, тесно затрагивающих сами основы человеческого существования: гонка вооружений и угроза развязывания ядерной войны, за-грязнение окружающей среды и Мирового океана, истощение природных ресурсов, рост на-родонаселения на планете, углубление неравенства в развитии отдельных стран, регионов, расширение зон бедности, нищеты. Возник в 1968 г. по инициативе итальянского экономиста, общественного деятеля, бизнесмена А.Печчеи. Объединил усилия ученых, политических и общественных деятелей из разных стран мира. Деятельность Римского клуба, юридически зарегистрированного в Швейцарии, направляется исполнительным комитетом. На ежегодных собраниях, симпозиумах, семинарах и деловых встречах заслуживаются доклады, которые становятся объектом обсуждения. За прошедшие годы «Римский клуб» претерпел определенную эволюцию. Выступив в начале 70-х гг. с провозвестием катастрофы, грозящей технической цивилизации (т.е. цивилизации, основанной на использовании машин и индустриальной технологии), члены клуба в конце 70-х и начале 80-х гг. сосредоточили свое внимание на разработке конкретных проблем будущей цивилизации «информационного общества». С 1984 г. на посту президента А.Печчеи сменил французский ученый А. Кинг. Широкую известность приобрели исследовательские проекты. Деятельность клуба смыкается с работой др. институтов и организаций, занятых глобалистикой.
Сам Печчеи описывает создание Римского клуба так:
«(…) Я, заручившись финансовой поддержкой Фонда Аньелли, выбрал вместе с Кингом око-ло тридцати европейских ученых — естественников, социологов, экономистов, специалистов в области планирования и написал им, предложив всем приехать 6-7 апреля 1968 года в Рим для обсуждения многих вопросов. (…) По окончании совещания мы собрались в моем доме и сформировали «постоянный комитет», в состав которого вошли Эрих Янч, Александр Кинг, Макс Констамм (голландский эксперт по международным проблемам и правая рука Жана Моннэ в движении за создание Объединенной Европы), Жан Сен-Жур (эксперт по вопросам экономики и финансов французской футурологической школы), Гуго Тиманн (глава Батте-левского института в Женеве) и я. С нами предполагали поддерживать постоянные контакты и некоторые другие из присутствовавших, в том числе Деннис Габор (лауреат Нобелевской премии по физике и к тому же большой гуманист). Так родился Римский клуб, получивший имя свое от города, где появился на свет».
«Клуб был задуман как общество, ориентированное на конкретные действия, а не на дискус-сии ради дискуссий. В соответствии с намеченной программой действий перед Клубом были поставлены две основные цели, которые он должен был постепенно осуществлять. Первая цель — способствовать и содействовать тому, чтобы люди как можно яснее и глубже осознавали затруднения человечества. Очевидно, что эта цель включает изучение тех ограниченных и весьма сомнительных перспектив и возможностей выбора, которые останутся человечеству, если оно срочно не скорректирует наметившиеся ныне тенденции мирового развития. И вторая цель — использовать все доступные знания, чтобы стимулировать установление новых отношений, политических курсов и институтов, которые способствовали бы исправлению нынешней ситуации. Чтобы служить этой двойной цели, Римский клуб стремился по своему составу представлять как бы срез современного прогрессивного человечества».
Аурелио Печчеи «Человеческий фактор». >>

Глава 19. Правые и левые: 4-х частный политический код
Правые и левые
В современной политике принято оперировать с понятиями «правые» и «левые». Раскроем значение этих терминов.
Начало деления политиков и партий на «правых» и «левых» восходит к системе рассадки де-путатов различных политических сил в Учредительном собрании Франции 1789. В правой части зала в нем группировались «роялисты», сторонники монархии, католико-консерваторы. Это обстоятельство положило начало отождествлению консервативных политических пози-ций с термином «правые».
Революционеры и радикальные демократы, якобинцы, последователи Руссо, расположились слева. С тех пор наиболее революционные силы, требующие немедленного перехода к новым политическим формам власти, к новому общественному устройству стали называться «левыми».
В центре, соответственно, помещались «умеренные», придерживающиеся «промежуточных» позиций. В Конвенте ими были либералы, сторонники постепенного развития, последователи Вольтера. Он были «левее» «правых», но «правее» «левых».
Эта модель получила широкое распространение и в других парламентах, а со временем понятия «правые» и «левые» стали применяться ко всем политическим силам вообще в зависимости от их идейных позиций.
«Правое» и «левое» в Традиции
Употребление понятий «правое» и «левое» для характеристики политических сил, основыва-ясь на историческом факте, затрагивает, тем не менее, гораздо более глубокие уровни созна-ния, где пары противоположностей играют важнейшую роль. Поэтому следует обратиться к тому, как понимала понятия «правое» и «левое» Традиция, хотя в традиционном обществе эти термины для осмысления Политического не применялись.
В общепринятом языке Традиции, основанном на древних мифологических сакральных представлениях о холистском устройстве реальности, «правая сторона» считалась «положи-тельной», «благой», соответствующей светлым, духовным, божественным сторонам реально-сти. В качественном пространстве традиционного общества ориентация «направо» уже сама по себе подразумевала положительную этическую и обрядовую нагрузку (отсюда «правиль-но», «правда», «право» и т.д.). Правая сторона входит в серию символов, связанных с положительными понятиями — «дух», «свет», «небо», «день», «благо», «истина», «Бог», «порядок», «мужчина», «справедливость» и т.д.