16 Март 2011

Философия Политики




Этому доминирующему языку противостоят версии «политического бессознательного», как правило, не имеющие общегоидеологического знаменателя, не обладающие потенциалом универсализма, не способные оперировать с элементами «языка современности» и не обла-дающие убедительными системами локальной рационализации, т.е. не структурированные даже на уровне локальных «политических диалектов». Сюда же следует добавить останки поигравших исторических идеологий — инерциальный коммунизм, миноритарный и марги-нальный ультранационализм, а также расплывчатый и смутный «социализм», остаточно про-глядывающий в европейской социал-демократии и в лево-анархистских настроениях моло-дежи развитых стран. Будучи интуитивными, эмоциональными, фрагментарными и противоречивыми в самих себе, все эти разрозненные элементы антагонистичны друг другу или просто принадлежат разным областям жизни.
В таком состоянии они представляют для либерализма естественное препятствие, сопро-тивление объективной среды, инерциальную реакцию, возникающую как пассивное следст-вие на пути реализации любого активного проекта.
Среди общего набора нелиберальных тенденций, тем не менее, можно выделить несколько проектов, претендующих на относительную универсальность.
1) Социал-демократический проект.
Этот проект является инерциальным развитием версий раннего глобализма, которые предпо-лагали учет социалистического дискурса в общей структуре «современного языка»; очевид-но, что «социализм» здесь понимается в чисто теоретическом виде, освобожденным от ар-хаической (эсхатологической) и классовой (марксистской) подоплеки. Продолжая гумани-тарную риторику ранних глобалистов, социал-демократы выступают за умеренную версию мондиализма, учитывающую наряду с интересами США позиции Европы, стран Третьего мира, и интегрирующую фрагменты их культур и обычаев в общую структуру цивилизаци-онного смешения. Здесь центральную роль играют темы социальных гарантий, экологии, гуманизма и т.д.
2) Исламистский проект.
Он представляет собой продукт исламской реформации, которая началась еще в XVIII веке в Саудовской Аравии (ваххабизм), дав начало династии Саудовских монархов. Параллельные течения, ратующие за «чистый ислам» («салафизм»), возникли в Пакистане и Афганистане, отчасти коснувшись и остального исламского мира. Здесь речь идет об упрощенном представлении об исламской традиции, о превращении ее в политическую идеологию, стремящуюся к объединении всех мусульман в едином Исламском Государстве, и в тотальной войне против всех неверных с целью их обращения в ислам и включения в состав Исламского Государства. Этот проект в силу своего происхождения из крайних гетеродоксальных религиозных сект (находящихся на периферии исламской религии) ограничен в своем потенциале даже во влиянии на самих мусульман, не говоря уже о том, что он вызывает резкое отторжение у других культур и цивилизаций.
3) Пантюркистский проект.
Экстравагантный проект, родившийся в среде турецких националистов, и предполагающий объединение тюркских народов евразийского материка от Боснии до Якутии в единое расово однородное государство. Этот проект более локален, чем первые два.
4) Проект экспорта иранской революции.
Еще более локальный проект, получивший активный импульс в первый период после совер-шения исламской революции в Иране аятоллой Хомейни. Он предполагал цепное распро-странение иранской исламской модели государственности на весь исламский мир в целях свержения «прозападных режимов» либерального или социалистического толка и утвержде-ния особой формы исламского правления с сильными социальными принципами. Будучи по происхождению шиитским, он получил поддержку только у шиитов Ливана, и отчасти Ирака, и постепенно сошел на «нет».
5) Тихоокеанский проект.
Региональный проект имеющий китайскую и японскую версии. В китайской версии предполагается превращения Китая, обладающего колоссальным демографическим потенциалом и бурно развивающегося экономически, в региональную сверхдержаву, устанавливающую «китайский порядок» в тихоокеанской зоне на основе культурной, расовой и экономической доминации китайцев. Бурный демографический рост населения открывает возможности для постепенной колонизации и иных прилегающих к Китаю территорий, в том числе северных. Японский проект сводит перспективу доминации в тихоокеанской зоне к экономическому и отчасти политическому превосходству Японии.
6) Паниндийский проект.
Локальный проект «самостоятельного пути развития» индийского государства в рамках тер-ритории Индостана и без какой-либо экспансии за его пределы. Масштаб ему придает вели-чина индусского населения, сопоставимая с населением целого континента, и трения с дру-гими региональными проектами — исламско-пакистанским (проблемы Кашмира) и китайским.
Недостатки антиглобалистских проектов
Пока же следует сказать, что все перечисленные проекты по всем параметрам уступают либеральному глобализму, так как:
- у них отсутствует общий знаменатель, который был бы внятен всему человечеству,
- они имеют ограниченный ареал применения,
- они опираются на политические системы и хозяйственные механизмы, чья структура явля-ется далеко не очевидно привлекательной для других стран и не имеет масштабного универ-сального продвижения в рекламной сфере в мировом масштабе,
- они конфликтуют друг с другом, ограничивая, таким образом, свой интегрирующий потен-циал,
- они недостаточно продуманы, изложены и структурированы.
Евразийский проект
Евразийский проект представляет собой результат парадигмального исследования филосо-фии политики с учетом новейших изменений, связанных с абсолютной победой «языка со-временности» в его либеральной версии.
Смысл евразийского проекта сводится:
- к выделению фундаментальной парадигмальной оппозиции между «языком современности» и «языком Традиции»,
- к осознанию либеральной идеологии как наиболее законченной модели «языка современности»,
- к предложению объединить все типы парадигм, противоположные либерализму или отлич-ные от него (как формализованные, так и относящиеся к «политическому бессознательному», «архаическому»), в единую синкретическую «метаидеологию», которую можно определить как наиболее обобщенную, интегральную антитезу глобализму, как политическую филосо-фию антиглобализма.
Глобальный ответ
Евразийский проект исходит из того, что противоположность «языка современности» (либе-рализма) в отношении «языка Традиции» во всех его вариациях гораздо фундаментальней, нежели различия между диалектами внутри «языка Традиции». Осознание этого обстоятель-ства на парадигмальном уровне является основанием для интегральной консолидации всех иных языков в общий планетарный фронт, основанный на радикальном отторжении глоба-лизма. Глобализм идеологически обращается к каждой цивилизации, и этот вызов единооб-разен и конкретен. Однако ответ на него всякий раз отличается. Идея евразийства заключа-ется в том, чтобы осознать неудовлетворительность любого локального ответа на гло-бальный вызов и построить на основе этого осознания многополярную и многоуровневую структуру нового сопротивления. Евразийство предлагает каждой цивилизации, мобилизуе-мой столкновением с внешним императивом глобализации, с вторжением «глобального язы-ка», сделать усилие и возвыситься до осознания того, что действенным и эффективным на глобальный вызов может стать только столь же глобальный ответ. Это означает, что за-щита локальной идентичности перед лицом глобализма может реализоваться только совме-стными усилиями всех тех, кому направлен этот вызов — в едином глобальном фронте.