16 Март 2011

Философия Политики




2Ф.Ницше «Так говорил Заратустра», М., 2001.>>
3″Из глубины. Сборник статей о русской революции», Париж, 1967 г. с. 44-45 «Религиозный смысл русской революции», 29 апреля 1918 г.>>
4M.Eliade «Mephistopheles et l’Androgyne», P., 1976 Цит. По неизданному пеерволду Н.В.Мелентьевой-А.Г.Дугина .>>
5Об эсхатологической трактовке творчества А.Платонова и явления раннего большевизма в России см. А.Дугин «Магический большевизм Андрея Платонова» в кн. «Русская Вещь», указ. соч.>>

Глава 3. Три парадигмы исторического подхода: регресс — прогресс — перманентизм
Определение истории
История — это качественное время. Не количественное время, в котором протекают физические процессы, но именно качественное, неотрывно связанное с событиями человеческого бытия, со смыслами и целями развития. История — такое время, которое несет в себе события, выстраивающиеся по определенной смысловой схеме. В истории важна не столько каузальная (причинная) связь явлений между собой, сколько семантическая (смысловая). Материальный мир развертывается через длительность. Человеческий мир — через историю.
Единой истории человечества не существует, существуют различные взгляды на историю, различные ее версии. Они могут быть самыми разнообразными, трактовать факты и сово-купность фактов самым различным образом. И, в зависимости от этих трактовок, мы будем получать разные представления о том, что есть человеческая история, что в ней происходило, и что происходившее означало. Сам факт внимания к одним фактам и деталям в ущерб дру-гим, свидетельствует об определенной позиции, избирательности, изначальной установке историка. Нет истории без интерпретации, в понимании Исторического интерпретация пер-вична.
Прежде чем исследовать Политическое в его историческом аспекте, следует предварительно выяснить, как различные школы или типы цивилизаций и культур рассматривают саму ис-торию, что под ней понимают, как оценивают ее логику.
История как регресс (традиционалистская модель)
Можно выделить три фундаментальные позиции в отношении понимания смысла и логики истории. Все они имеют множество нюансированных вариантов, промежуточных версий, но, тем не менее, три основные модели являются определяющими.
Первая тенденция представляет собой традиционалистскую модель истории, она свойст-венна подавляющему большинству типов традиционного общества и характерна для боль-шинства религий и сакральных учений. Этот взгляд на историю основывается на следующем принципе: история человечества представляет собой регресс, нисхождение, умаление бытия, его выветривание, что влечет ухудшение духовного качества жизни, нарастание катаклизмов, отступление от священных норм, впадение в беспорядок и хаос.
Может показаться странным, что мы начинаем разбор моделей Исторического с позиции, представляющейся современному человеку чем-то довольно экстравагантным. Однако при беспристрастном рассмотрении совокупности известных нам обществ, мы обнаружим, что взгляд на историю как на регресс, упадок, деградацию и вырождение является наиболее об-щим и распространенным как в древних традиционных общества, так и в современных об-ществах религиозного типа. Не следует забывать, что большое число стран «третьего мира» и даже некоторые развитые страны (такие, как Япония или страны Тихоокеанского региона) до сих пор живут в условиях традиционных обществ, в которых религия (или иные формы сакрального) продолжает играть основополагающую роль. В той степени, в какой религиозная (сакральная) модель влияет на общество, культуру, взгляд на историю как на процесс вырождения человечества, его деградации, его регресса остается устойчивым и неизменным.
Теория «четырех веков»
Разные культуры и религии описывали исторический регресс в различных терминах и мифах.
Древние греки, в частности, Гесиод, верили в теорию «четырех веков». Гесиод описывает их как «золотой век», «серебряный», «медный» («бронзовый») и «железный». Условия жизни лю-дей в каждом из этих веков ухудшается по сравнению с предыдущим: в «золотом веке» люди счастливы, бессмертны, мудры, полноценны, не отличаются от богов, наделены волшебными способностями, общество полно справедливости, равновесия, благоденствия и изобилия. В «серебряном веке» ситуация несколько ухудшается, появляются первые противоречия и трения, возникает смерть, люди живут долго, но не вечно. В «медном» («бронзовом») веке преобладают уже не богоподобные мудрецы, но волевые герои, которые более полагаются на волю и силу, на мужество и отвагу, нежели на мудрость и созерцание, справедливость и гармонию, как в прежние века. Герои сражаются с чудовищами, друг с другом, подчас бросают вызов самим богам. К «бронзовому веку» древние греки относили предание об Атлантиде. Наконец, наступает последний четвертый век, называемый «железным веком», когда, согласно Гесиоду, «младенцы рождаются с седыми висками», человечество вырождается, повсюду воцаряются анархия, бунты, деградация, падение нравов и т.д. Заканчивается все катастрофой (потопом или сожжением мира), потом появляется новый мир.
Гесиодовская модель мифа о деградации является довольно общей. Ее аналоги мы находим во многих традиционных цивилизациях.
Юги индуизма
В индусской цивилизации, в учении индуизма, существует учение о четырех югах: «крита-юга» (или «сатья-юга») или «золотой век», «трета-юга» или «серебряный век», «двапара-юга» или «бронзовый» и «кали-юга» или железный. С каждой новой югой условия жизни ухудша-ются, традиционные устои рушатся, гармонию и норму сменяет хаос и патология. В конце последней юги, «кали-юги» (согласно индусам, мы живем именно в этот период) должно произойти появление божества — Калкина, «десятого аватары», который закроет старый де-градировавший цикл и откроет новый.
Учение о грехопадении в христианстве
Миф о грехопадении характерен не только для древнегреческой или индуистской религиоз-ной философии: нечто аналогичное мы встречаем и в христианстве.
Христианская церковь учит, что некогда первые люди жили в раю, в райском состоянии, потом они были изгнаны из рая из-за совершения греха (грехопадение). Первые люди жили очень долго, что запечатлено в долголетии библейских праотцев. Условия существования людей постепенно ухудшались. Вместе с Каином в мир пришло преступление. Далее нача-лась эпоха войн и смут. Периодически упадок человечества доходил до такой стадии, что приходилось предпринимать чрезвычайные меры — такие как всемирный потоп или разру-шение Вавилонской башни. Достижение необратимой черты в ходе деградации было достигнуто две тысячи лет назад. И перед лицом в скором времени ожидаемой последней катастрофы — «в последние дни» (как подчеркивает Церковь) — происходит удивительное событие («ангелом несведомое таинство», как говорится в православном тропаре) — Рождение Бога-Слова, Христа, пришедшего спасти человечество своей жертвой.