16 Март 2011

Философия Политики




5 Ф.Ницше «Так говорил Заратустра», глава «О войне и воинах». См. там же «Любите мир как средство к новым войнам. И притом короткий мир — больше, чем долгий. (…) Будьте такими, чей взор всегда ищет врага — своего врага.(…) Враги у вас должны быть только такие, кото-рых бы вы ненавидели, а не такие, чтобы их презирать. Надо, чтобы вы гордились своим врагом: тогда успехи вашего врага будут и вашими успехами»; глава «О друге» — «Если ты хочешь иметь друга, ты должен вести войну за него; а чтобы вести войну, надо уметь быть врагом. Ты должен в своём друге уважать ещё врага.» >>

Глава 16. Политический язык. Политика как язык
Структурная лингвистика складывается в период преобладания позитивиз-ма*
В ХХ веке философская мысль вращалась вокруг проблемы языка. Структурная лингвистика настолько изменила представление о формах и способах человеческого мышления, что язы-ковые проблемы выдвинулись на первый план.
Новизна структурного подхода ускользнет от нас, если мы упустим из виду общий настрой эпохи, когда это направление в языкознании (позже в философии, этнологии, социологии, антропологии и истории) возникло впервые. Это был период расцвета позитивистского мышления, в основных чертах совпадающего с парадигмой либерализма.
Позитивизм рассматривал различные явления в подчеркнуто прогрессистской перспективе через призму доминировавшего в то время исторического метода. Длительность (последова-тельность, диахрония*) бралась в качестве приоритетного фактора рассмотрения как языко-вых, так и философских проблем.
С точки зрения теории прогресса, временная последовательность в исторических явлениях отражает (в целом) причинную взаимосвязь. Второй особенностью позитивистского метода было представление о сущностной неизменности субъекта, т.е. самоидентичности рассмат-риваемого явления или вещи, помещенных в процесс исторической длительности. Самым общим образом можно сказать, что позитивисты в гуманитарных вопросах исходили из со-храняющейся идентичности субъекта в ходе его временного становления.
Это определяло и отношение к языку: считалось, что язык исторически непрерывно развива-ется, оставаясь самим собой, и параллельно развиваются его составляющие — слова, грамма-тические формы, фонетика, лексика и т.д.
Основы структурной лингвистики
Структурная лингвистика, основанная швейцарцем Фердинандом де Соссюром, основыва-лась на совершенно ином подходе.
Фердинанд де Соссюр предложил выделить две фундаментальные категории, которые в по-зитивистском историческом методе смешивались: реальные акты речи, высказывания (фран-цузское «parole», «слово» или французское «discours», «высказывание», «дискурс») и лежащую в их основе непроявленную систему собственно, «языка», которой человек овладевает при обучении языку (франц. «langue», «язык»). Соссюр полагал, что структурная лингвистика должна сосредоточиться преимущественно на непроявленной системе, обычно ускользавшей от прямого позитивистского анализа, и описывать ее структуры через отношения составляющих ее элементов. Ранее лингвистика уделяла основное внимание исторической эволюции элементов языка; Соссюр же настаивал на том, что синхронная или синхроническая* лингвистика — изучение языковой системы безотносительно ко времени — должна получить приоритет перед диахронической или исторической лингвистикой.
От понимания природы языка как процесса поступательного развития, т.е. непрерывной «коллективной речи», Соссюр перешел к рассмотрению той одновременной и непроявленной структуры, которая предопределяет формы и порядок всех возможных речей, но сама не вступает в этот процесс — не «проговаривается». Эта структура (т.е. собственно «язык», в терминологии Соссюра) по своим характеристикам аналогична пространственной реальности — все элементы его существуют одновременно, последовательность (собственно «речь», «дискурс») же возникает тогда, когда эти элементы переводятся в иное — проявленное и «проговоренное» состояние.
С другой стороны, Соссюр отказывался признавать и второй программный пункт позитиви-стского анализа: принцип субъекта. С его точки зрения, «говорящий субъект» в огромной степени предопределен самой структурой языка, от которой он отталкивается, и в зависимо-сти от этой структуры качество «говорящего» и содержание «проговоренного» будут сущест-венно меняться. Точно так же дело обстоит и с содержанием «сказанного»: оно не является чем-то самостоятельным и самодостаточным, но лишь следствием наложения различных возможностей, присутствующих в структуре языка. Модификация этой структуры может кардинально изменить «содержание». И, наконец, последнее: «субъектность» элементов языка. Она тоже отвергается Соссюром, который предпочитает говорить о «системе отно-шений»; эта система отношений и устанавливает (преходящую и неустойчивую) «очевид-ность» значений.
Существует еще одна пара лингвистических понятий, которая помогает лучше разобраться в философских предпосылках структурной лингвистики. Это — синтагма и парадигма.
«Синтагма»* — означает высказывание, фразу в ее законченном виде, т.е. в последовательно-сти всех элементов. Синтагма строится по принципу «и-и».
В синтагматической конструкции участвуют конкретные языковые формы, которые, соеди-нившись в строго определенной последовательности, создают конкретное цельное высказы-вание, которое можно впоследствии анализировать, разбирать, понимать, расшифровывать, разбивать на части, включать в более общий контекст и т.д. Собственно, синтагма является той моделью, которая берется в качестве приоритетной в позитивистской (дососсюровской) лингвистике. Весь язык тогда понимался как расширенная синтагма — огромная совокуп-ность существующих или существовавших высказываний.
Парадигма* — строится по модели «или-или» и описывает структуру высказывания не так, как оно есть, а так, каким оно может быть.
Парадигма высказывания отмечает, к примеру, что на этом месте в предложении должно стоять такие-то слово, часть предложения, грамматическая форма или некоторый род или вид, без указания, что именно. Если синтагматическим является высказывание «Иван ударил Петра», то его парадигмой будет «некто совершил некое действие по отношение к другому» или «подлежащее сказуемое дополнение», на основании чего можно построить как первоначальную синтагму, так и неопределенное множество иных. Парадигма описывает отношения элементов, намечает рамки возможного в высказывании, ее элементы существуют синхронически, одновременно.
Язык, в понимании Соссюра, и есть парадигма речи, дискурса, высказывания.