16 Март 2011

Философия Политики




Национализм является переходным состоянием между сословным обществом и граждан-ским обществом, между централизованным иерархическим государством и свободной мас-сой индивидуумов. Национализм — это явление современное, европейское, буржуазное.
Исторический смысл буржуазного национализма — в том, чтобы сохранить общность людей, живущих в государстве, без того, чтобы обратиться вспять — к традиционным формам кол-лективной самоидентификации. Национализм есть нечто промежуточное между реализован-ным проектом либерализма, который теоретически предполагает отсутствие любой коллек-тивной идентификации, и тем пунктом, с которого начинается либеральная реформа, опро-кидывающая сословный порядок.
Национализм — это первая стадия становления классового общества, и главный инструмент буржуазной элиты: материальная власть элиты над массами на этом этапе подкрепляется моральным императивом «национальной идеи». По сути, национализм сопряжен с практикой организации коллективной эксплуатации масс со стороны имущих слоев, и как таковой является продуктом их политического творчества.
Слово «национализм» происходит от слова «нация» (natio), на латинском изначально озна-чавшим — «рождение» и подразумевавшим «место рождения», и в расширенном смысле — «коллективную идентификацию по месту рождения». Этот термин использовался неодинаково на разных этапах истории, но в современном смысле связан с концепцией Государства-Нации, т.е. общности граждан, принадлежащих к определенному государству, говорящих на официальном языке этого государства, проживающих на его территории. Существует два полярных взгляда на сущность «нации» — органический (естественный) и механический (искусственный). Немец Гердер и его последователи понимали под «нацией» естественную общность людей (то, что сегодня принято называть греческим термином «этнос»). Француз Эрнест Ренан, напротив, видел в «нации» продукт искусственной организации, основанной на договоре и коллективной воле граждан.
Очевидно, что гердеровское определение позволяет трактовать нацию (этнос) в контексте традиционного общества и холизма. Позиция Ренана соответствует современному буржуаз-но-либеральному пониманию нации.
Еще более узко: в каждой стране и у каждого народа национализм играл совершенно специ-фическую роль и был окрашен тем контекстом, в котором он возник. Сколько наций, столько и национализмов. Единой теории или философии национализма не существует.
Англосаксонский национализм — договорное объединение граждан
Рассмотрим конкретные примеры. Существует английский национализм. Он возник в эпоху первых протестантских войн, в период Оливера Кромвеля как инструмент сохранения един-ства общины, которая была разложена смутой, гражданской войной и радикальными кальви-нистскими реформами. Такой национализм соответствует духу современности и является сущностно либеральным. Он складывается как инструмент консолидации буржуазного госу-дарства и призван обеспечивать его моральную устойчивость. Он не противоположен инди-видуализму и фритрейдерству*, но дополняет их, служит им защитой и опорой.
Представление о нации в данном случае является механистическим, в смысле Ренана. Либе-ральный национализм мобилизует с помощью пропаганды и социальной мифологии массы на защиту имущественных и политических интересов властной элиты. Национализм английского (англосаксонского) типа не связан напрямую ни с культурой, ни с этносом, ни с религией, ни с расой (цветом кожи). Он не имеет ясного содержания и выполняет функции коллективной идентификации лишь косвенно: его цель мобилизовать членов гражданского общества для защиты этого общества от потенциальной внешней угрозы. Самостоятельного содержания и автономного смысла он не несет, и по мере удаления внешней угрозы должен постепенно исчезнуть.
Английский национализм, зародившись при Кромвеле, сохранил свое значение и после рес-таврации Стюартов, подчинив своим принципам монархическую систему, которая представляла собой внешний фасад английского общества, на деле давно ставшего буржуазным классовым обществом с «сословным макияжем».
Наиболее полно этот тип национализма развился в Соединенных Штатах Америки. Амери-канцы под термином «nation» понимают именно модель гражданского либерально-демократического общества, не имеющего позитивной коллективной идентификации, но нуждающегося в защите от внешних угроз и распространении своего влияния в других регионах планеты. Американским националистом может быть представитель любой расы, любой веры (протестант, атеист, католик, агностик или даже сатанист). В этом случае «нация» это искусственная договорная форма объединения атомарных индивидуумов и ничего более.
Французский национализм: роялисты и якобинцы
Французский национализм имеет две разновидности, и обе они существенно отличаются от либеральной англосаксонской модели.
Первая версия французского национализма может быть названа «крайне правой» или «кон-сервативной». В ней основной акцент падает на единство государства, централизм управле-ния, укрепление вертикали власти.
Этот национализм связан с направлением, которое перетолковывает государственность в фундаментально консервативном ключе (де Местр и Луи де Бональд, позже роялисты Шарль Моррас и Леон Доде и т.д. вплоть до современного националиста Жан-Мари Ле Пена).
Это течение считает Францию как государство, культуру, религиозно-политическое образо-вание (включая королевскую династию) высшей ценностью (согласно католической тради-ции Францию принято считать «старшей дочерью Церкви»), которую следует защищать, ук-реплять, хранить от внешних и внутренних врагов. Для консервативного национализма внутренний враг не менее опасен, чем внешний — к нему относятся либералы, социалисты, вольнодумцы, «сотрясатели основ», интернационалисты, позже имигранты и т.д. Такой национализм сплошь и рядом сопряжен с роялизмом и имеет явную католическую подкладку. Можно назвать его «правым национализмом». Очевидно, что по своим основным параметрам он прямо противоположен национализму англосаксонскому.
Параллельно национализму «правому» существует иная версия — национализм «крайне ле-вый». Он восходит к якобинцам* — наиболее радикальным элементам Великой французской революции.
Он зародился в революционной среде и ставил своей целью мобилизовать погруженное в хаос французское общество для отражения внешних врагов. Но в отличие от либерального национализма он акцентировал классовый, трудовой, почти социалистический характер Франции, борьба за которую, отстаивание интересов которой осознавались как всеобщее дело обездоленных масс, отвоевавших для себя свободу и равенство и попавших под удар хищных феодальных режимов, основанных на рабстве и эксплуатации. Якобинский национализм имел в себе социалистические, отчасти коммунистические черты, это был национализм низшего класса.