16 Март 2011

Философия Политики




Поскольку либерализм есть выражение духа современности, а антитезой современности является традиция, в этих идеологиях следует искать явные или скрытые, прямые или кос-венные следы традиционного мышления. Именно эти следы сближают их между собой, не-смотря на различия и противоречия.
Признав идеологический либерализм за эталон современности, мы приходим к пониманию определенного концептуального единства философии политики Нового времени, в которой сближаются между собой ранее разведенные по разным полюсам идеологии. Одновременно мы выделяем блок политических воззрений, оппонирующих доминантной либеральной ли-нии Нового времени.
Взгляд, переставляющий привычные акценты в политической истории, стал возможен толь-ко в результате драматических событий конца ХХ века, когда обнаружились доселе скрытые и неочевидные закономерности мировой истории. Ранее метод классификации идеологий по критерию их отношения к либерализму был немыслим; сегодня же именно он позволяет понять логику истории политических идей и режимов последних столетий.
Разберем основные виды антилиберальных (нелиберальных) политических идеологий, существовавших в Новое время.
Традиционализм XX в.(Генон, Эвола)
«Интегральный традиционализм» представляет собой наиболее полное и последовательное отвержение всей современной парадигмы философии политики.
Законченное выражение в XX веке эта позиция нашла в трудах французского философа Рене Генон и его итальянского последователя (довольно оригинально развивавшего идеи учителя) Юлиуса Эволы, хотя у них была целая цепь предшественников.
Рене Генон является основателем философии интегрального традиционализма. В его трудах мы находим детальное изложение парадигмы Традиции, идейных основ традиционного об-щества во всех его разновидностях. Генон последовательно и методично выделил основные принципы двух взаимоисключающих парадигм: парадигмы Традиции и парадигмы совре-менности. При этом уникальность позиции Генона состояла в том, что он однозначно про-возгласил приверженность парадигме Традиции, и используя современный философский язык, постарался доказать, что парадигма современности является лишь извращением, вы-рождением, результатом регресса и деградации относительно парадигмы Традиции, а никак не наоборот. Труды Генона представляют собой наиболее законченную и совершенную базу фундаментального консерватизма, причем столь основательную и бескомпромиссную, что для более умеренных консерваторов ее усвоение представляет серьезные трудности. Идеи Генона и Эволы, философию традиционализма, вытекающую из концепций этих авторов, можно считать предельной формой антитезы современности. Здесь без всяких двусмыслен-ностей и оговорок отрицается прогресс, осуждается дух современности, отвергается вся фи-лософия и вся политика Нового времени, разбиваются скрижали эпохи Просвещения.
Философские и политические позиции традиционалистов представляют собой радикальную, тотальную, открытую и бескомпромиссную антитезу либерализму. Между фундаменталь-ным консерватизмом (традиционализмом) и либерализмом в сфере идей существуют сим-метричные отношения: если один — тезис, другой антитезис, если один — плюс, другой — ми-нус и т.д.
Показательно, что одна из наиболее известных книг Рене Генона называется «Кризис совре-менного мира», а теоретический обобщающий труд Юлиуса Эволы — «Восстание против со-временного мира». Названия более чем красноречивые.
Влияние традиционалистов на политические идеологии ХХ века было незначительным. Од-нако с точки зрения философского содержания, они намного глубже и фундаментальнее большинства консервативных политиков и философов. Традиционалисты доводят до логического предела, до емких решительных формулировок основные темы критики современности с позиции Традиции, у других консерваторов присутствующие фрагментарно, незаконченно, эмоционально и сбивчиво. Фундаментальный консерватизм в философии и политике последних столетий будет понятен только исходя из обобщающих масштабных выводов традиционалистской школы. Генон, Эвола и их последователи дают важнейший ключ к пониманию этого направления, позволяют корректно расшифровать другие, более умеренные, частные или эклектичные его версии.
Всплеск интереса к традиционалистским авторам в современной философии и политологии показателен: если труды многих консервативных мыслителей и политиков прошлого утратили актуальность, будучи полностью зависимыми от локального исторического контекста, то обобщения традиционалистов школы Генона ценны и методологически адекватны вплоть до настоящего времени.
Фундаментальный консерватизм в XVIII — XIX веке
Вспомним теперь, как проходил процесс модернизации европейской политики, и какую роль играли в этом протестантские течения в философии. Учитывая это, вполне логично, что исторические формы фундаментального консерватизма в Европе, как правило, были сопряжены с католическими партиями и движениями, — в частности, с так называемой «Контрреформацией». Контрреформация представляет собой радикальную и последовательную реакцию консервативно-католических кругов на подъем протестантизма и становление политических форм, прямо или косвенно поощряемых протестантской политической философией, — в том числе, буржуазных «государств-наций».
Наиболее яркими представителями фундаментального католического консерватизма были французы Жозеф де Местр, Луи Бональд и испанец Доносо Кортес.
Основатели фундаментального консерватизма были европейскими аристократами, которые, осмысляя плоды Реформации и наблюдая последствия Великой Французской Революции, пришли к выводу, что движение в направлении индивидуализма, прогрессизма, модерниза-ции и либерализма, т.е. утверждение парадигмы Нового времени в философии и политике, является отрицательным и ошибочным направлением человеческой истории, и что ему не-обходимо противопоставить программу радикального возврата к старой системе ценностей — к сословному обществу, религии, корням европейской сакральной (монархически-клерикальной) системы. Так как «сакральные корни» для этой категории консерваторов были католическими, то за идеал бралась «благословенная эпоха Средневековья», феодальный порядок.
Это направление получило название «контрреволюция», и отправляясь от Де Местра, Бо-нальда и Кортеса оно шло к консерваторам более поздних эпох — к Шарлю Моррасу, Анри Масси, Леону Доде, Морису Барресу и т.д.
Жозеф де Местр
Жозеф де Местр (один из крупнейших деятелей французского масонства, последователь мистического учения Сен-Мартена) в юности был увлечен либеральными тенденциями, но постепенно сделал из мистических масонских доктрин вывод, прямо противоположный ре-волюционным масонам-либералам. Мистицизм де Местр воспринял как приглашение к ду-ховному просветлению жизни, к ее сакрализации, как необходимость возврата к духу Сред-невековья, к возрождению всеохватывающего католического мировосприятия, к новой жар-кой вере в догмы, обряды, традиции и обычаи Римской Церкви. Именно де Местр был одним из инициаторов введения догмата о «непогрешимости Папы». Если масоны-либералы видели «альтернативную сакральность» в новом светском обществе свободы, равенства и братства, то де Местр предлагал, напротив, вернуться для этого к истокам, противопоставляя неудовлетворительной современности не утопию будущего (революцию), но утопию прошлого (реставрацию).