16 Март 2011

Философия Политики




Моска предложил гипотезу о том, что властная структура общества и в древности и в совре-менности остается принципиально одинаковой. В любом обществе существует правящий, политический, класс. Этот правящий класс, с его точки зрения, обладает постоянными при-знаками как в эпоху кастового общества, так в обществе сословном и классовом, и останется таковым даже при гипотетическом социалистическом и коммунистическом строе. Если оставить в стороне качественную сторону элит, их самоидентификации, их идеологии и саморефлексии, то остается чисто технологическое, функциональное описание.
С этой точки зрения, элиты обладают общим набором качеств, и поэтому могут быть изуче-ны как самостоятельное структурное явление.
По Гаэтано Моска, в любом обществе существует «политический класс» — «класс» не в мар-ксистском понимании, но, скорее, в смысле «элиты». Задача этого «политического класса» проста — властвовать, сохранять власть и бороться против тех, кто бросает ей вызов. «Поли-тический класс», по определению, есть «правящий класс», и он отчаянно всеми средствами борется за то, чтобы оставаться правящим и далее.
Для Моска все равно, утверждают ли жрецы и кшатрии свое божественное происхождение, пророки — то, что они избраны Богом, а капиталисты — что они обладают большей инициа-тивностью, чем пролетарии, и поэтому имеют над ними превосходство. По Гаэтано Моска, все это — чистая демагогия; что бы ни говорили представители «политического класса», это лишь прикрытие для осуществления ими властных функций.
Согласно Моска, эгалитаристкие и демократические теории, формально провозглашающие отказ от принципа элитарности, избранности, заявляющие об отмене постоянной властной группы, на самом деле, лишь прикрывают собой реальные устремления нового «политиче-ского класса», его волю к власти, завуалированную особой формой «политической демаго-гии». Это тот же тип людей, и раньше составлявших костяк властных элит, но действовав-ших под другими лозунгами. В корне «политического класса» лежит особый психологиче-ский настрой определенного социального типа, который при любых обстоятельствах и под любым предлогом стремится стать субъектом политики, а не ее объектом.
Закон олигархии
Другой автор этой социологической школы, Роберт Михельс, ввел понятие «железный закон олигархии»* («железный закон олигархических тенденций»).
Подход Михельса дополняет идеи Моска.
«Ротация элит» Вильфредо Парето
Сходную теорию разработал Вильфредо Парето, социолог, экономист, политолог, философ политики. И Парето и Моска вдохновлялись идеями швейцарского экономиста — Леона Мари Эспри Вальраса, создавшего социологическую модель равновесия.
В отличие от экономистов либеральной и марксистской школы, признающих асимметрии (у марксистов — противоречия) экономического развития в качестве движущего фактора, Валь-рас утверждал, что все системы хозяйства тяготеют к равновесию и любое отклонение или изменение в экономической сфере тут же провоцирует восполнение на другом уровне. По Вальрасу, экономическая система всегда остается сущностно идентичной.
Парето, отталкиваясь от перманентизма Вальраса, развил «теорию ротации элит». Он, как и Моска, не делал качественных различий между кастами, сословиями и классами.
Согласно Парето, в обществе существует постоянный баланс элит, тяготеющий к равнове-сию. С одной стороны, существует «правящая элита», находящаяся в данный момент у вла-сти. На противоположном полюсе пребывает «потенциальная элита», «контрэлита», которая может и хочет стать правящей, но пока таковой не является. Существует также «антиэлита», включающая антисоциальные (криминальные) элементы, принципиально противящиеся лю-бой социальной организации и противостоящие любой элите. Есть также «неэлита», т.е. мас-сы, социальный тип, не способный превратиться в элиту ни при каких обстоятельствах, но в целом принимающий законы политической организации, устанавливаемый элитами.
Элита и контрэлита состоят из социально активных, волевых, предприимчивых людей, обладающих сильным притяжением к власти, стремящихся править и властвовать. Они и составляют «политический класс». Вне власти и правления этот тип не мыслит себя, не может существовать. Господство — это смысл существования таких людей.
Правящая элита всегда действует приблизительно по одному сценарию, повторяющемуся цикл за циклом. Добившись власти высоким напряжением сил и воли на первом этапе, элита стремится укрепить свое господство на втором, дряхлеет и ослабевает (стагнирует) на третьем, и падает на четвертом, уступая место иной элите.
Свежая элита отличается динамизмом, созидательностью, мощью. Она открыта к новизне и легко впитывает в себя достойные ценные кадры. Потом она замыкается в себе, становится менее проницаемой — проникновение в нее крайне затруднено и избирательно. И наконец, на последней стадии цикла правящая элита вообще не приемлет людей со стороны, предпочитает передавать власть совершенно недееспособным, но своим представителям, нежели деятельным и эффективным чужакам. Так элита начинает вырождаться и слабеть. Отрываясь от контакта с массой, элита теряет энергию и силу, превращает власть в привилегию, утрачивает возможность адекватно реагировать на политические и социальные вызовы.
Контрэлита
Когда правящая элита замыкается в себе и вырождается, в обществе образуется альтернатив-ный ей полюс, названный Парето «контрэлитой». Контрэлита представляет собой психоло-гический тип активных волевых людей, обладающих всеми необходимыми данными, чтобы соучаствовать во власти и управлении обществом, но лишенные возможности делать это из-за непроницаемости правящей элиты. На предшествующих этапах цикла для таких людей пути во власть остаются открытыми, и они способны в нее интегрироваться. Тогда контрэлиты не возникает; отдельные «обиженные» недостаточно концентрированы и количественно весомы, чтобы сложиться в организованную группу. Но по мере замыкания правящей элиты в себе и ее дряхления, отторженные от власти носители политической энергии, активности и повышенной жизненной силы начинают консолидироваться в сплоченную силу и становятся «контрэлитой». «Контрэлита» серьезно отличается от окружающей ее неэлиты, массы, «молчаливого большинства» по своим психологическим и социологическим характеристикам, но они часто представляют себя как «выразители воли масс, недовольных правящей элитой».
Антиэлита
Существует и еще один особый тип, «антиэлита», состоящий из преступников, первертов, людей творческих профессий, богемы, свободных маргинальных элементов. Эти люди наде-лены повышенной активностью и силовым потенциалом по сравнению с массами (простой «неэлитой»), но при этом принципиально неспособны преобразовать свой разрушительный импульс в созидательный. Оппонируя правящей элите, противясь ее организующей воле, они ни при каких обстоятельствах не могут ее заменить, движимые стихией чистого отрицания. От контрэлиты антиэлиту отличает именно принципиальная невозможность превратиться в правящую элиту. А от неэлиты — буйство и непокорность, повышенный жизненный тонус и хаотическая активность.