16 Март 2011

Философия Политики




Сословная модель получила отчетливое выражение именно в обществах, сложившихся после принятия религии Откровения, и именно там она достигла оптимального развития. В полном соответствии с нашей интерпретацией религии Откровения (креационизм) как переходной стадии между сакральным (полноценно традиционным) обществом и современностью, сословное общество занимает промежуточную позицию между кастовой и классовой системами.
Классовое общество
Касты, сословия и классы — это совершенно разные вещи.
Мы показали логику происхождения сословий из каст в философском аспекте. Сословия — аналог каст в обществе с преобладанием креационистской парадигмы, что означает переход от представления о природном превосходстве одних существ (элиты) над другими к пред-ставлению об их заслуженном, деятельном превосходстве. При этом происходит умаление онтологического содержания в различии социальных слоев, своего рода десакрализация эли-ты. В определенном смысле, это открывает широкую возможность для постановки под со-мнение любой иерархии — ведь заслуги одних людей (тем более их предков) могут быть ос-порены заслугами других людей. Но качественное содержание сословий остается.
При переходе к классовому обществу происходит дальнейший этап десакрализации, на сей раз десакрализации сословий. Классовым является общество, в котором сословные привиле-гии и принципы сословной дифференциации сводятся к простейшей формуле обладания средствами производства и прочими материальными богатствами.
В политической истории классовое общество возникает только в Новое время, в период бур-жуазных революций по мере упадка влияния сословной элиты — клира и дворянства. Буржуа привносят свои ценности в социальную структуру, эти ценности сопряжены с чисто матери-альными сторонами жизни. Изгнание из сословного общества качественного измерения и сведение всего к чисто количественной, материальной стороне вещей дает совершенно иной взгляд на социальную систему — этот взгляд можно назвать классовым.
Классовое общество измеряет социальное положение по главному признаку — богатство, деньги, материальное обладание. Классовый подход характерен для поздних этапов сослов-ного общества, но социальная иерархия сословий оценивается здесь по материальному эквиваленту — качественная сторона игнорируется.
Полноценно классовым обществом является лишь буржуазное общество, когда властные и иерархические полномочия высших каст — включая дворянство, земельную аристократию и клир — пересчитываются в материальном эквиваленте. Классовые теории отвергают сами принципы сословного общества, не признают действительности «меритократии» в ее сословном выражении. Вместе с тем, они продолжают — в своем ключе — те же меритократические тенденции, сводя их к узко материальной сфере.
Капитализм как десакрализация сословий (от онтократии через меритокра-тию к плутократии)
Классы возникают из сословий приблизительно в тот период, когда развивается политэкономическое мышление, политическая философия перетекает в хозяйственную философию. Классовое общество представляет собой новую модель, где иерархия, дифференциация и принцип элиты основан исключительно на материальном признаке — на обладании средствами производства, и, соответственно, на способности эксплуатировать те слои населения, которые не обладают собственными средствами производства, т.е. наемных рабочих.
В классовом обществе есть два принципиальных класса — экономическая элита (эксплуата-торы) и массы (эксплуатируемые). Сословная модель представляла собой довольно сложную, многомерную систему: клирики, нобли, цеховики, крестьяне, батраки (все они имели качественно дифференцированные характеристики). В эпоху буржуазных преобразований, при капитализме возникает принципиально новая элита, ядром которой становится буржуазия, постепенно вытесняющая на вторые роли клир и земельную аристократию. Так как главным признаком элиты становится материальное благополучие, высшие сословия прежнего общества конвертируют свои отличительные признаки в деньги, средства производства, землю, т.е. признают критерии капиталистической системы и подчиняются им. В некоторых случаях классовое (буржуазное) общество опрокидывает сословную систему, в других она эволюционирует постепенно. Мало-помалу буржуазный критерий понимания природы общества начинает преобладать, и отныне социальная история расшифровывается по признаку обладания: для буржуа клир и нобли традиционного сословного общества по сути лишь богачи и обладатели, только скрывающие экономический эгоизм за фарисейским фасадом догм, обрядов, символов и мифов, искусственно препятствующих любым формам конкуренции и конвертирующих материальное богатство в политическую власть высших сословий, защищенных системой мифов. Капитализм на разных стадиях навязчиво предлагает высшим сословиям поступать иначе: конвертировать высокие социальные позиции в материальное богатство, открыв при этом возможность конкуренции для остальных сословий — в первую очередь, для предпринимателей и торговцев.
Классовое общество есть продукт десакрализации общества сословного, как последнее, в свою очередь, было продуктом десакрализации общества кастового.
Цепочка такова: онтократия кастового общества трансформируется в меритократию общества сословного и, наконец, в плутократию общества классового.
В классовом (буржуазном) обществе элитой выступают лишь наиболее имущие слои, кото-рые являются особой инстанцией, ведающей процессом накопления материальных благ и эксплуатацией трудового класса (масс, пролетариата). Буржуазия замещает собой прежние сословия, выступает как новая модель власти, основанной отныне на материальной, финан-совой стихии. Элита буржуазного общества представляет собой финансовую элиту, учреж-дающую властную парадигму плутократии — дословно, «власти денег».
Меняется и качество масс — теперь это не низшие касты и не низшие сословия, но экономи-чески угнетенный класс, дифференцированный по отношению к буржуазии (элите) по при-знаку материального обладания — конкретно, отсутствия собственных средств производ-ства, подверженности эксплуатации и неснимаемой бедности. Низшие касты и сословия и в традиционном докапиталистическом обществе были в некотором смысле «угнетаемы» и бед-ны. Но тогда их отличие от высших каст имело помимо этого и качественные параметры — они были низшими сословиями (кастами) не из-за того, что были «угнетаемы и бедны», но наоборот, они были угнетаемы и бедны, потому что были низшими. Общественная иерархия распределяла статусы на основании качественных критериев — от оценки врожденной при-роды (онтократия) до заслуг и степени благородства (сословия). В классовом обществе ие-рархии как таковая отсутствует: единственной шкалой остается материальный фактор; тот, кто приобрел состояние, автоматически становится высшим, тот, кто не приобрел, — низшим. Остальные качественные факторы второстепенны: нищий аристократ при капитализме — это в первую очередь «нищий», т.е. часть массы и в каком-то смысле пролетарий. Разбогатевший чернорабочий — элита, имеющая доступ к власти, социальным почестям и другим признакам превосходства. Естественно, в реальности к буржуазной элите причисляется и те, кто обслу-живает буржуазию — интеллектуально, информационно, эстетически, военным образом (обеспечивая безопасность), но это означает, что и материальный достаток этой группы по-вышается.