16 Март 2011

Философия Политики




На этом принципе основывается в традиционном обществе почитание царя. В Древней Руси бытие царя, «жизнь за царя» — высшего центра элиты — были оправданием существования всех русских людей — и знатных бояр и простых холопов1.
Политика — дело элит
Для рассмотрения философии политики в традиционном обществе нам достаточно рассмот-реть философию политики элит, потому что никакой иной философии политики там не су-ществует. Внимательное рассмотрение и описание элиты, исследование происходящих внутри нее процессов дает фундаментальную социально-политическую модель, элементы которой восстанавливаются достаточно просто.
Именно на уровне элит и происходят основные трения, приводящие к катаклизмам традици-онного общества.
Несмотря на то, что из трудов историков подчас складывается ощущение, что восстания кре-стьян или городской бедноты в древнем мире происходили из-за того, что простолюдинов морили голодом, угнетали и донимали поборами и несправедливостями господа или чинов-ники, на самом деле, внимательный анализ показывает, что за этими событиями всегда стоя-ли те или иные представители элиты, заигрывавшие с массами, использующие их. Известна любопытная социологическая закономерность: все крупные народные бунты и восстания, попавшие в летописные хроники, происходят, как правило, в период ослабления централь-ной государственной власти — либо из-за борьбы властных аристократических группировок друг с другом, либо из-за столкновения различных идеологических течений. Нет ни одной революции, ни одного политического переворота или восстания (формально осуществлен-ных народными, крестьянскими массами — представителями низших каст), за которыми не стояли бы представители элиты.
Если в традиционном обществе мы видим крестьянское восстание, выражающее интересы крестьян, за ним обязательно отыщутся представители элиты — например, сын императора, которому не достался трон, представитель какой-нибудь религиозной секты или духовного течения. Если сам вождь народного восстания происходит из низов, он, как правило, воору-жается мифом о своем избранничестве — часто, о царском происхождении (например, дон-ской казак Емельян Пугачев в полутрадиционной России XVIII века, поднявший в августе 1773 года восстание яицких казаков, выступал под именем «императора» Петра III). Без эли-тарной подоплеки (значение которой умаляла марксистская историография) ни одного серь-езного политического события в традиционном обществе произойти не могло.
Пренебрежение изучением элитного фактора в социологии традиционного общества харак-терно для тех исторических школ и направлений в политологии, которые заражены «эконо-мизмом», т.е. выделением в качестве основных двигателей истории материально-хозяйственных факторов, связанных с массами. Такой подход характерен не только для мар-ксистов, но и для либералов, видящих в кастовой системе лишь идеологическое прикрытие для перераспределения материальных благ.
Центральная роль представителей элит во всех политических катаклизмах обнаруживается не только в традиционных обществах. Если внимательно изучать эпоху перехода к совре-менному обществу, бурную историю буржуазных и даже пролетарских революций, мы обя-зательно встретим повсюду представителей высших сословий — экстравагантных князей и графов, дигнитариев масонских лож, священников-отступников, «еретиков» и «гностиков», исповедующих какие-нибудь сектантские или просто экстравагантные культы и верования. Если принять элитоцентричность общества за постоянную величину, за выражение самой социально-психологической особенности политической организации, укорененной в логике истории, то это существенно облегчит адекватный анализ политических систем.
Метод интерпретации политических процессов через анализ и сфокусированное рассмотре-ние ситуации элит и их структур до сих пор является одним из наиболее эффективных и точных методов осмысления философии политики.
Политика в самом широком смысле — дело «элит».
Мифы массы — забытые мифы элит
Термину «элита» обычно противопоставляют термин «массы». «Элита и массы» — классиче-ская политологическая пара.
Сам термин «масса» есть атрибут материи, множества, количества, это следует из этимоло-гии. Мы видели, что концепция массы в традиционном обществе не несет в себе никакой качественной нагрузки, и поэтому рассмотрение фактора масс затруднено и довольно бессо-держательно. В сакральной цивилизации качества, опознаваемые у масс как свойственные им, при внимательном анализе оказываются лишь видоизмененными проекциями качеств элит, адаптированных к более грубой и плотной среде. Мифы, верования, обряды, организа-ции низших каст, по сути, повторяют на своем уровне аналогичные инстанции элит.
Народ не складывает песен и не порождает верований и преданий: он вбирает, впитывает в себя духовные учения жрецов и воинов и бережно хранит их в течение веков, при том, что сами элиты подчас их утрачивают. Так возникает иллюзия наличия у низших каст и сословий собственной традиции, отличной от традиции элит. Но это, как правило, лишь проявления более древних духовных и мировоззренческих систем, по тем или иным причинам либо отброшенных правящими элитами, либо существенно переработанных ими.
Похожая ситуация возникает с анализом политических организаций, претендующих на мо-билизацию масс. Все они уходят корнями в некоторые элитарные духовные учения, которые в определенный момент могут войти, причем самым причудливым образом, в резонанс с «параллельной религиозностью» народных слоев2.
В области фольклора, рассмотренного как собственно «народное творчество», большинство сюжетов повествует о событиях, связанных с царями, царевичами, князьями, героями, муд-рецами и богами. Эти же фигуры угадываются и под более приземленными образами кузне-цов, купцов, простецов и т.д. Даже в самых архаических сюжетах про сказочных зверей, ан-тропоморфных чудищ, болота, теремки, сучки и мхи, зашифрованы фрагменты целостного сакрального знания, перешедшего к массам от очень древних элит, причем часто ключ к расшифровке этих духовных историй безвозвратно утерян. Это не что иное, как фрагменты повествования о подлинной структуре реальности, некогда бывшей достоянием дневного и прозрачного знания элит, но затем перешедшей на уровень сумеречного, ночного бытия, ставшей туманной и сновиденческой. Мифы масс — это разновидность мифа предшест-вующих элит.
В русской истории важнейшие системы верований менялись неоднократно. Скандинавские дружины привезли с собой германские версии язычества, слившиеся в ранний Киевский пе-риод с автохтонными славянскими культами и верованиями. составившими основу духовной традиции и народной мифологии (по сути это были верования древнеславянских жрецов и племенных вождей).