16 Март 2011

Философия Политики




В центре философии Локка стоит «человек без свойств», наделенный механизмом рассудка и формируемый внешней средой. Программа человеческого существа состоит в том, чтобы, развив рациональные качества, оно самостоятельно выстраивало бы свое существование, свободно взаимодействуя с реальностями внешнего мира по своему усмотрению, реализуя таким образом свое «естественное право». Такой человек в перспективе должен был освобо-диться от сословных, догматических, кастовых и иных традиций и построить новое общество, основанное на договоре.
Политическая программа Нового времени (парадигма Локка)
Локк выдвинул политическую программу, суммировавшую базовые принципы либерального взгляда на политику. Главные черты политической системы, основанной на номиналистских принципах, таковы:
- конституционное правительство;
- суверенитет всех граждан (Локк перенес концепцию Жана Бодена о формальном сувере-нитете, что служило для самого Бодена инструментом десакрализации империи и оправда-ния современного государства, на каждого отдельного гражданина, тем самым пойдя на-много дальше Бодена, и лишив теоретически даже намека на «сакральность» современное механистическое государство — идея «суверенитета граждан» есть отрицание самостоя-тельного бытия государства);
- равное право для всех;
- разделение властей на исполнительную, законодательную и судебную.
В этой политической программе каждый пункт — прямое отрицание базовой структуры По-литического, ранее понимаемой «холистски» и призванной объединить реальность власти, возвести ее к высшему онтологическому сакральному синтезу. В Традиции власть мысли-лась как «божественное установление», конституированное (учрежденное) высшим началом. Эта власть ограничивалась только «сверху» — соответствием ее носителей представлению о структуре сакрального.
Вот почему многие христианские авторы, — в частности, св. Иосиф Волоцкий в своем «Про-светителе», — вполне лояльные к абсолютизму, оправдывали в то же время «регицид», «царе-убийство», если «царь» изменял вере, традиции. К авторитету Иосифа Волоцкого обращались русские староверы в своем протесте против «отступления царя».
Программа Локка направлена в прямо противоположном направлении: здесь задача раздро-бить единство, расчленить любые социальные институты до уровня индивидуального граж-данина, сверстать новую форму общежития по искусственным критериям — на основании рационально составленного договора, выработанного с учетом интересов всех. Задача Локка — максимально освободить гражданина от самой Политики, предоставить его самому себе. Государство, по Локку, это большая торговая компания, создаваемая по договору и, теоретически, могущая быть распущенной таким же образом. Это Государство-товарищество, своего рода акционерное общество, не выражающее ничего другого, кроме совокупности эгоистических интересов его учредителей. При этом Локк считает, что основная цель человека — это достижение максимального индивидуального комфорта и благополучия, и то, что это стремление ограничивает, должно быть постепенно упразднено.
И требование «конституционности», и принцип суверенности каждого гражданина, и равно-правие, и разделение властей — все это призвано перенести центр тяжести с целого на част-ное, т.е. совершить полное переворачивание пропорций по сравнению со структурой Поли-тического в традиционном обществе.
Конституция
Требование «конституционности» правления призвано подчеркнуть «рукотворный», «дого-ворной» характер властных функций. «Конституционная» власть не просто ограничивается, она десакрализируется, делегируется снизу, это власть не по природе и промыслу, но по на-значению, исполнению должности. «Конституционный» правитель, в конце концов, не более, чем функционер.
Суверенность граждан
Принцип «суверенности гражданина», совершенно невыполнимая и даже теоретически аб-сурдная в практической жизни вещь, на самом деле, несет в себе вполне конкретное содер-жание: речь идет о последовательном отказе в суверенности любой внеиндивидуальной или сверхиндивидуальной инстанции. Сделать каждого человека полностью самовластным невозможно, но отказать различным политическим инстанциям в праве на самовластие вполне возможно. Положительная сторона либерализма в этом вопросе совершенно абстрактна, а отрицательная, напротив, вполне конкретна.
Равноправие
В требовании «равноправия» Локк исходит из теоретической предпосылки, что «по природе все люди равны», так как они все наделены рассудком и являются с рождения «чистыми лис-тами». Политическое и социальное неравенство, таким образом, являются внешними и слу-чайными факторами, которые не имеют глубокого онтологического содержания. Индивиду-ум является «мерой вещей», и, следовательно, не только кастовые институты, но и сословия подлежат упразднению.
Мы уже сталкивались с идеей «равенства», но в совершенно ином контексте — в некоторых брахманических тайных обществах, в ряде гностических сект, в эсхатологических направле-ниях протестантизма (анабаптизм). Принцип равенства и братства был характерен для ряда инициатических организаций и монашеских общин. Такое равенство исходит из предпосыл-ки радикального холизма, все члены общины сплавляются в единый организм — причем не только друг с другом, но и с реальностями высшего духовного уровня. Человек в таком ра-венстве не укрепляет свое «я», но отказывается от него, забывает о нем, сосредоточивает свои силы на иных внеиндивидуальных сферах, как правило, чисто духовных.5
Либеральное равенство — нечто совсем иное. Оно обращено не к сплавлению людей в новый общий организм, но к дроблению существующих социальных общностей, не к растворению «я», но к его фиксации и укреплению. Получающий равные политические права со всеми остальными, гражданин освобождается от коллективной ответственности за соучастие в политическом решении. Это реализация положения «свободы от». Но такое равноправие никак не влияет на содержательный характер политического действия. В отличие от равенства инициатических организаций или коммунистических общин, здесь полностью отсутствует смысловой и целевой вектор.
Разделение властей
Пункт о «разделении властей», ставший ключевым моментом европейской демократии, так-же ставит перед собой отрицательную задачу: расщепление власти на отдельные состав-ляющие призвано не только разделить их между собой, но и оторвать весь властный орга-низм от интеграции в духовную целостность, сопряженную с уровнями Божества, Провиде-ния, сакрального предназначения. В традиционном обществе концентрация власти в фигуре, стоящей на вершине политической пирамиды, преследовала цель максимально возвысить личность властелина, сопрячь ее с надчеловеческими уровнями божественных сфер, укоре-нить ее в глубинах бытия. Поэтому римские императоры, а позже Папы носили звание «Pontifex», дословно «мостостроитель» (лат.). Под «мостом» понималось символическое со-единение земного с небесным, человеческого с Божественным. Самодержавие (во всех раз-новидностях традиционных обществ) основывалось на представлении об уникальности внутреннего бытия властителя, о том, что он более чем человеком — посредник между двумя мирами, носитель сверхчеловеческого статуса. Властелин в традиционном обществе — тот, кто преодолевает всякое разделение (в том числе и разделение между земным и небесным), и полнота власти призвана подчеркнуть эффективность этого преодоления. «Разделение вла-стей» направлено против этого вектора. По сути, оно направлено против власти как тако-вой, против власти как онтологической реальности. Власть в либеральном понимании не является более онтологической и сотериологической функцией. Это результат договорного решения, которое всегда можно поставить под сомнение или отменить. «Разделение властей» на исполнительную, законодательную и судебную, которые обязаны всячески ограничивать и контролировать друг друга, призвано закрепить «контрактный» характер власти в парадигме Нового времени, приблизить носителей властных полномочий к статусу «временных управляющих», менеджеров, нанятых по контракту и подотчетных «акционерам».